Энциклопедия наркотиков
главная | а | б | в | г | д | з | и | к | л | м | н | о | п | р | с | т | ф | х | ц | ч | ш | э | наркомания | алкоголизм | курение | лечение | личности | закон  

Вернон Джонсон. Как заставить наркомана или алкоголика лечиться:



Часть I. Понятие о химической зависимости

Глава 3. Система иллюзий, порожденна химической зависимостью

Как вы сами участвуете в системе порождения иллюзий

Вы беседуете со своим супругом (или супругой), и вот он (она) вам заявляет: "Я вполне отчетливо помню все, что происходило вчера вечером, но не понимаю, почему ты вечно преувеличиваешь. Со мной было все в полном порядке. Почему ты не можешь позволить себе немного повеселиться на вечеринке, как я, например? Почему ты не можешь раскрепоститься?"

"А как насчет пьяной каши слов и шаткой походки?" "А что не так? Ходил(а) я нормально, говорил(а) лучше, чем диктор по радио. Я ж помню, что это так; значит, так оно и было ".

Что за жизнь с таким человеком? Он (или она), глядя в глаза, изрекает: "Того, о чем ты говоришь, не было никогда. Все было совсем не так". И ваша реакция на это: "Быть может, и не было. Должно быть, это я схожу с ума".

Когда проводишь много времени с человеком, пойманным в сети самообмана- систему иллюзий- то легко угодить в них самому. Как можно подумать, что человек, которого ты любишь - пьяница и лгун?

Поиск разумного объяснения, подавление неприятных мыслей и эйфорические воспоминания- все это вместе держит химически зависимого человека в искреннем и истинном неведении относительно тяжести симптомов его (или ее) болезни. И все это труднопереносимо и почти не поддается пониманию окружающих. Однако для большинства членов семей алкоголиков и их друзей самым безжалостным ударом является проецирование- перенесение бед с больной головы на здоровую. Оно приводит к тому, что обеспокоенные окружающие не только не могут помочь больному, но и воспринимаются им как личные враги, и поэтому страдают.

- "Не будь ты такой занудой, меня бы так не прельщала выпивка".
- "Быть может, если бы ты хоть иногда подавала на стол приличную еду, мне бы не пришлось питаться в забегаловке".
- "Разве нельзя побриться и постричься? Ты похож на бродягу. И ты еще пытаешься втиснуть свое жирное брюхо в эти вот брюки... Ты и правда омерзителен".
- "Эти детки кого угодно до пьянства доведут. Что ж ты ничего с ними поделать не можешь? Ну что ты за родитель?"
- "Если бы ты получил повышение, мы бы могли обзавестись хорошими вещами и хотя бы разок отдохнуть, как следует, вот как соседи, например. Никогда от тебя толку не было, не понимаю, почему я вышла за тебя замуж?"
- "Насчет тебя моя мама была полностью права. Говорила она, что если я свяжусь с тобой, то совершу большую ошибку, и я ее действительно совершила".
- "Будь в тебе чуточку больше женственности, мне не было бы нужды так пить".
- "Будь в тебе хоть капля мужского, мне не пришлось бы столько пить".

По мере того как вы принимаете на себя удары этих обвинений-оправданий, вы все ниже опускаетесь в собственных глазах. К тому же вы становитесь жертвой своих собственных оправданий, которые, по сути, ничем не отличаются от оправданий алкоголика.

В большинстве случаев супруг или кто-либо из близких химически зависимого человека берет на себя одну (или более) из перечисленных ниже ролей. Подумайте, быть может, что-то подходит и для вашего случая.

Защитник

На первых стадиях болезни, когда химически зависимый человек пьет или употребляет наркотики нечасто, вы бессознательно выбираете образ жизни, который заставляет вас занять оборонительную позицию защитника. Это налагает на вас новые ответственные обязанности, например:

- извиняться перед родными и друзьями за антиобщественное поведение этого человека;
- звонить его (или ее) начальнику и оправдываться перед ним за прогулы и опоздания по причине пьянства или употребления наркотиков.
- поддерживать всевозможные объяснения, которые выдвигает он (или она), чтобы примириться с собственным пьянством или употреблением наркотиков.

Всякий раз, когда вы вынуждены взять на себя одну из этих новых обязанностей, ваше самолюбие сползает еще на одну отметку вниз, а ваши психологические защитные реакции пробуждаются, чтобы скрыть от вас действительность. В результате собственного поиска рациональных объяснений и подавления нежелательных мыслей вы начинаете верить, будто "это на самом деле грипп" или "вчера вечером все было вовсе не так плохо". Подобно защитным функциям химически зависимого человека, ваши собственные реакции возводят стену самообмана, которая позволяет болезни постепенно развиваться и усугубляться.

Эти защитные реакции, медленно, но верно начинают управлять вашей жизнью. Чем больше человек, уже ставший заядлым "специалистом", пьет или употребляет наркотиков, тем больше он спонтанно переносит недовольство собой на окружающих. На вашу долю выпадает все больше и больше попреков, обвинений и физических оскорблений.

Несмотря на то, что химически зависимый человек на самом деле вымещает на вас ненависть к самому себе, вы-то об этом не знаете. Взамен вы чувствуете себя еще больше виновато и неадекватно. Вас всерьез беспокоит, не вы ли сами являетесь причиной проблемы.

По мере того как усиливаются ваши сомнения в себе, вновь активизируются ваши защитные реакции, на сей раз - чтобы заслонить реальность - пьянство и употребление наркотиков - и глубоко спрятать ваше негативное отношение к самому себе. Вы не только защищаете химически зависимого человека; вы защищаете то, что осталось от вашего самоуважения и честности. Вы ощущаете необходимость доказать, что вы по-прежнему чувствуете себя уважаемым и достойным человеком. Поэтому вы стараетесь быть идеальным супругом, идеальным родителем, со вершенным человеком.

Вы продолжаете нянчиться с химически зависимым человеком, извиняетесь, оправдываетесь за него (или за нее), или иными способами поддерживаете его (или ее) пьянство или злоупотребление наркотиками. Вы успешно обманываете себя, начиная верить, будто всем порой случается хватить лишнего или, что все это пройдет само со бой, стоит лишь вам как-то измениться.

Контролер

По мере того как продолжается пьянство (или употребление наркотиков) и перенос недовольства собой на других, ваше самолюбие еще более вырождается. Вы чувствуете повышенную ответственность за поведение другого человека. Угасающее чувство собственного достоинства усиливает вашу растущую уверенность в том, что так или иначе во всем виноваты именно вы. В неосознанной попытке восстановить самоуважение вы занимаете позицию контролера. У вас вырабатываются новые привычки, как например:

- выпивать вместе с алкоголиком (или принимать наркотики) в надежде ограничить потребляемое им (или ей) количество спиртного (или наркотиков);
- отказываться от любых мероприятий, грозящих чрезмерным возлиянием или употреблением наркотиков;
- брать на себя покупку спиртного или наркотиков с тем, чтобы держать под контролем их приобретение;
- выливать его "заначки" спиртного или выбрасывать наркотики;
- упрашивать его (или ее) бросить пить или употреблять наркотики (или, по крайней мере, уменьшить дозу), если он (она) действительно любит вас и детей;
- перекладывать на себя обязанность распоряжаться семейными финансами.

Перенося недовольство собой на вас, химически зависимый человек тем самым постоянно сигнализирует вам о том, что если бы не вы, то и проблемы бы не было. Его (или ее) пьянство или употребление наркотиков становится внешним проявлением вашей собственной внутренней неудовлетворенности собой. Ваше чувство уважения к себе прямо зависит от его пьянства или употребления наркотиков, иными словами, вы будете испытывать недовольство собой до тех пор, пока он или она не предпримет попытку решить проблему.

Вы "вошли в штопор". Чем больше вы пытаетесь ограничить потребление алкоголя или наркотиков, тем больше химически зависимый человек их потребляет. Чем больше он (или она) потребляет, тем сильнее ваша неудовлетворенность. Чем сильнее неудовлетворенность, тем более упорно вы стараетесь сдержать его (или ее) пьянство или употребление наркотиков. И так продолжается дальше, причем положение становится все более напряженным и ужасающим, требуя от вас все больших усилий.

Обвинитель

В отчаянной и безнадежной попытке совладать с теперь уже стойким и неуклонно растущим чувством подавленного самолюбия, вы включаете в свой арсенал самозащиты роль обвинителя. Вы начинаете вымещать свои неудачи, обиду, страх и злость на других- чаще всего на химически зависимом человеке, так как именно он (или она) кажется вам причиной всех ваших бед.

- "Если б ты просто выпивал, как все, я бы так тебя не пилила".
- "Будь у тебя хоть немного силы воли, ты бы мог управлять собой, когда дело касается выпивки (или наркотиков). Я-то могу!"
- "О, конечно. Опять у тебя спустила шина. Точь-в-точь, как на прошлой неделе, и на позапрошлой".
- "Если ты так ничего и не сможешь с собой поделать, я забираю детей и ухожу".
- "Либо ты прекратишь пить (или принимать наркотики), либо нашему браку конец".

Разумеется, вы не всегда прибегаете к словам... холодное обращение и горящий возмущением взгляд столь же убедительны.

По мере того как болезнь прогрессирует, вы все чаще испытываете неконтролируемые и не соответствующие ситуации колебания настроения. Вы "колеблетесь" между продолжительными периодами глубокой депрессии и жестокими вспышками грубости и враждебности, часто вы званными незначительными раздражителями. Такие перепады настроения оставляют вас в полном замешательстве, вам кажется, будто вы сходите с ума. На помощь приходят ваши защитные реакции и полностью блокируют воздействие этих чувств и, тем самым, в свою очередь, не дают вам возможность разобраться в сути проблемы и освободиться из тюрьмы гнева и отчаяния.

Одиночка

Постепенно вы теряете всякую способность восстановить самоуважение. Вы "втиснуты" в тесные рамки оборонительной модели отношений с окружающими, которая теперь определяет все стороны вашей жизни. Остальные члены семьи и друзья рядом с вами начинают чувствовать себя неловко, поскольку вы то и дело занимаете оборонительную позицию.

- "Я - то единственное, что удерживает эту семью от распада".
- "Почему ты не можешь быть более..." "Я же тебе говорила!"
- "Вот с чем я мирилась ради детей". "Как бы я жила, если бы только..." "Чему быть, того не миновать..."

Результат такого поведения - усиливающееся отчуждение ваших родных и друзей. Вы начинаете чувствовать себя так, будто вы совершенно одни в целом свете.

Попуститель

Наконец, ваши защитные реакции развиты настолько высоко, что вы уже сами не понимаете, почему они своим действием ухудшают положение. Беря на себя все больше и больше ответственности за химически зависимого человека - благодаря ролям защитника, контролера и обвинителя - вы превращаетесь в законченного попустителя. Своим поведением вы позволяете химически зависимому человеку избежать последствий вышедшего из-под контроля пьянства или употребления наркотиков. Ваши вынужденные отчаянные попытки контролировать и сдерживать пьянство или употребление наркотиков на самом деле только поддерживают их.

В конечном счете, положение продолжает постепенно ухудшаться. И вы, и химически зависимый человек становитесь еще более озлобленными, обособленными и чуждыми друг другу.

"Созависимый"

Если болезнь химической зависимости не остановить, и если вам самим вовремя не оказать помощь, то вы, находясь на позиции попустительства попадете в общую зависимость. Как и химически зависимый человек, вы оторваны от реальной действительности и не в состоянии понять, как ваши собственные защитные психологические реакции обрекли вас на замкнутую жизнь, полную недоброжелательности, жалости к себе и одиночества.

После каждого факта пьянства вы продолжаете пытаться начать все с начала, все больше защищая химически зависимого человека, контролируя его и упрекая. И вы продолжаете скрывать от него (или от нее) правду жизни - как и от себя самого.

Теперь вы страдаете, в сущности, той же самой болезнью. Ход ее предсказуем, она прогрессирует и переходит в хроническую форму, и может оказаться смертельной.

Осталась еще одна, пока не сыгранная роль- роль, которая может повернуть вспять ход болезни и привести вас и химически зависимого человека к выздоровлению. Это роль "интервентов".

Прежде чем мы расскажем о ней и о самом методе убеждения, давайте кратко рассмотрим два других распространенных подхода к лечению, которые неизменно оказываются малоэффективными: недостаточную конфронтацию и сочувствие.

Когда одну женщину спросили, каким образом она противостоит пьянству своего мужа, она, не задумываясь, выпалила: "Да в доме уже ничего не осталось, чем еще можно было бы в него запустить!" Под конфронтацией она пони мает возможность метнуть в благоверного что потяжелее. Но, хотя это, возможно, временно облегчает ее разочарование, но ни в коей мере не помогает ее мужу "исправиться".

Муж ее уже и сам был до такой степени не рад своему пьянству, что, осознанно или бессознательно, считал, будто заслужил наказание. Всякий раз, когда жена мирилась с ним, ему удавалось вытеснить чувство вины жалостью к самому себе и обидой ... и продолжать жить дальше со своим пристрастием к спиртному.

Группу выздоравливающих алкоголиков, которые не употребляли спиртного на протяжении от нескольких месяцев до десяти лет и более, попросили припомнить, кто особенно помог им, заставив признать свой алкоголизм как проблему. Что сделали эти люди? Как они пробились сквозь стену защиты?

Данные опроса показали, что в большинстве своем конфронтация носила лишь неглубокий, поверхностный характер, что позволило лишь приблизительно оценить мотивацию алкоголизма. Вместо того чтобы быть поставленными перед фактом о своем состоянии как о прогрессирующей, смертельно опасной болезни, сказывающейся на всей их жизни в целом, эти выздоравливающие алкоголики вспоминали, как им советовали примерно следующее: "Наверное, тебе следует бросить пить. Похоже, ты уже не мо­жешь держать себя в руках, как это бывало обычно". Их обычный ответ, подкрепленный хорошо развитой системой защиты химической зависимости, был столь же легкомысленным: "Я могу совладать с пьянством, точно так же, как раньше, причем получше тебя".

Поскольку их состояние зависит лишь от того, как час то они пьют, или от дозы, или от привычек, связанных с выпивкой или употреблением наркотиков, химически зависимые люди не встречают никакой серьезной угрозы своей защите. Им случалось выходить из подобных ситуаций множество раз.

Они могут сохранить относительное спокойствие, говоря: "Разве остальные не совершают подобных ошибок?" Они действительно не понимают, насколько отличаются от большинства других нормальных здоровых людей, которым "также иногда случается хватить через край и с которыми также происходят прочие неприятности".

То, что действительно необходимо, так это осуществление прорыва к реальной действительности. Но этот решительный шаг вперед может сколь угодно откладываться или вовсе не состояться, если заинтересованный, но несведущий человек прибегает к недостаточной конфронтации или к сочувствию. Сочувствие, возможно, помогает им почувствовать облегчение, но польза его лишь в том, что оно в некоторой степени снимает беспокойство. Их сосуществование с зависимостью носит менее болезненный характер и, следовательно, эти люди еще более оторваны от действительности. Оба подхода отдаляют момент истины, до которого можно добраться лишь методом вмешательства.

"Интервент"

Успешное вживание в эту положительную роль начинается с понимания природы химической зависимости. Узнав о болезни, можно отчасти ослабить безотчетное чувство вины за состояние химически зависимого человека. Вы обязаны также осознать степень своей собственной "созависимости". Ваши вынужденные ответные защитные реакции блокируют многие из ваших негативных чувств по отношению к себе и не позволяют вам примириться с ними. Когда бы ни возникали эти защитные реакции, стоит вам только начать распознавать и исследовать их, как они непременно ослабевают. Когда многие из ваших потаенных чувств выходят наружу и становятся явными, можно проанализировать и ослабить их - и осознать наконец: вы не в ответе за то, что происходит с химически зависимым человеком. Как только ваша самооценка перестанет зависеть от его (или ее) пьянства или употребления наркотиков, вам удастся избежать ловушки- бессознательного реагирования на болезнь - и вместо этого обрести свободу выработать у себя полезную и осознанную реакцию на самого больного и его болезнь. И эта полезная и осознанная реакция - убеждение - тема второй части книги.

Приступив к чтению Части II, вы поймете, что вмешательство требует подготовки и времени Его нельзя осуществить в одночасье, и вам не следует предпринимать попы ток к его осуществлению, пока вы не почувствуете себя подготовленным. Но есть два момента, которые нужно учесть прямо сейчас:

1. Если вы пристрастились к неуместной конфронтации с химически зависимым человеком, ПРЕКРАТИТЕ ее. Тем самым вы лишите его (или ее) главного рационального оправдания своего пьянства - и наказания, которого он (или она), как ему кажется, "заслуживает", и которое позволяет ему (или ей) вновь и вновь пить и употреблять наркотики.
2. Если вы привыкли защищать химически зависимого человека, ОСТАНОВИТЕСЬ. Отступитесь, пусть он один расхлебывает последствия пьянства или употребления наркотиков - даже если его проблемы связаны с нарушением закона. Тогда болезнь становится для него более очевидной и более уязвимой для вмешательства.

И наконец: когда вы будете знакомиться с методом вмешательства и готовиться к нему, знайте, что он поможет также и вам. В какой-то момент вам, возможно, придется всерьез задуматься о поиске лечения и для себя; раздел книги, посвященный предстоящей подготовительной работе перед вмешательством, непременно подскажет вам, куда обратиться. Но главной, первостепенной вашей заботой должна стать помощь химически зависимому человеку. Он или она нуждаются в ней гораздо больше, чем вы, и с каждым днем все острее.



ВНИМАНИЕ!!! Вся информация предоставляется исключительно с образовательной целью.
Наркотики вызывают зависимость, вредят здоровью и угрожают жизни!

 © 2007-2018 Наркотики.SU
 ссылки статьи контакты реклама

Энциклопедия наркотиков
все о наркотиках и лечении наркомании

Rambler's Top100  
Free Web Hosting