Энциклопедия наркотиков
главная | а | б | в | г | д | з | и | к | л | м | н | о | п | р | с | т | ф | х | ц | ч | ш | э | наркомания | алкоголизм | курение | лечение | личности | закон  

Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология: руководство для врачей:



ЧАСТЬ I. ОБЩАЯ ПОДРОСТКОВАЯ НАРКОЛОГИЯ

Глава 2. Физиологические и социопсихологические особенности подросткового возраста как факторы развития раннего алкоголизма, наркомании и токсикомании

Роль физиологических особенностей пубертатного периода

Пубертатный период с его бурными нейроэндокринными сдвигами с давних пор считается фактором, способствующим злокачественному развитию алкоголизма [Demme K., 1891]. В равной степени это могло бы быть отнесено к наркоманиям и токсикоманиям у подростков, учитывая их быстрое «эпидемическое» распространение в 60-70-х годах нашего столетия.

Известно, что если аддиктивное поведение начинается с подросткового возраста, то риск формирования алкоголизма, наркоманий и токсикомании оказывается высоким. Среди больных алкоголизмом 76% начинают пьянствовать до 20 лет, в том Числе 49% - еще в подростковом возрасте [Морозов Г.В., Качаев А.К., 1976]. Среди опийных и гашишных наркоманов на

Дальнем Востоке 72% пристрастились к опиатам или гашишу еще будучи подростками [Генайло С.П., 1989].

Однако отсутствуют какие-либо точные и убедительные данные, что именно физиологические сдвиги, происходящие во время полового созревания, способствуют более быстрому развитию психической или физической зависимости, когда начинают злоупотреблять алкоголем, наркотиками или иными токсическими веществами. Не ясна в этом отношении также роль акцелерации физического развития и психофизического инфантилизма. Имеются указания, что психическому инфантилизму присуща гедонистическая установка, что способствует аддиктивному поведению [Радченко А.Ф., 1989].

Хроническая интоксикация при длительном злоупотреблении как алкоголем, так и наркотиками и другими токсическими веществами может задерживать гармоничное физическое развитие. Даже допинги вроде анаболических стероидов, с одной стороны, вызывая развитие сильной мускулатуры, в то же время могут угнетать половое созревание вплоть до атрофии половых органов.

Неблагоприятное действие токсических веществ особенно сказывается на развитии, когда злоупотребление ими начинается в младшем и среднем подростковом возрасте - до 16 лет.

Подростковая эпидемия наркоманий и токсикомании в США и западных странах, так же как и ранний алкоголизм, в первую очередь охватила подростков мужского пола. При этом девочки с ранним алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями составляли казуистическую редкость. Но с годами, сперва в делинквентных компаниях и в движениях хиппи, подростки женского пола с аддиктивным поведением начали составлять все больший процент. В 1989 г. были опубликованы данные о том, что на Дальнем Востоке нашей страны до 15% гашишных наркоманий среди подростков падает уже на девочек, которых к курению гашиша обычно привлекает более старший сексуальный партнер [Коломеец А.А., 1989]. Еще ранее это было отмечено в отношении злоупотребления алкоголем среди подростков женского пола [Илешева Р.Г., 1978]. Аддиктивное поведение у девочек раньше и теснее связывается сексуальной расторможенностью [Егоров В.В., 1979].

Значение возрастных социопсихологических особенностей - подростковых поведенческих реакций

В подростковом возрасте, в период полового созревания, поведение в значительной мере определяется характерными для этого периода жизни реакциями эмансипации, группирования со сверстниками, увлечениями (хобби) и формирующимся сексуальным влечением [Личко А.Е., 1973, 1985]. Подобные реакции могут оказаться факторами, как способствующими злоупотреблением алкоголем, наркотиками и другими токсическими веществами, так и препятствующими аддиктивному поведению - повышающими устойчивость к соблазну.

Реакция эмансипации проявляется стремлением высвободиться из-под опеки, контроля, руководства, покровительства со стороны родных, воспитателей, учителей, всех старших по возрасту вообще, от установленных ими порядков, правил, законов, от всего, что взрослыми уважается и ценится. Эта реакция может быть направлена на ближайшее окружение, непосредственных опекунов и наставников, не может распространяться и на все старшее поколение в целом. В последнем случае, когда реакция эмансипации консолидируется с реакцией группирования со сверстниками, поведение может становиться антисоциальным, достигая уровня молодежного бунта.

Реакция эмансипации особенно выраженной бывает у гипертимных, истероидных и шизоидных подростков и весьма слабо проявляется у сенситивных л психастенических.

Обостренным проявлением реакции эмансипации служит особая форма поведения, названная «отравлением свободой» [Личко А.Е., 1989]. Подобный поведенческий симптомокомплекс развивается, когда строго регламентированный распорядок жизни у подростка сразу сменяется полной свободой, а постоянная опека в повседневной жизни -самостоятельностью. Внезапное исчезновение запретов само по себе способно оказаться для подростка сильным эмоциональным стрессом. Все это может случиться, когда подросток вырывается из-под подавляющей семейной опеки или при выпуске из учебных заведений, при побеге из интернатов, при освобождении из воспитательно-трудовых колонии, при выписке после долгой госпитализации в психиатрической больнице и т.п.

При «отравлении свободой» поведение подростка становится противоположным тому, что требовалось от него раньше. Привлекает именно то, что прежде не дозволялось. Выпивки, употребление наркотиков и других дурманящих средств бывают вызваны желанием «вкусить запретные ранее плоды». «Отравление свободой» особенно благоприятствует «первичному поисковому наркотизму» [Витенский В.С. и др., 1989], т. е. стремлению все попробовать, испытать на себе действие всех дурманящих веществ, которые удается раздобыть.

В качестве фактора, препятствующего аддиктивному поведению, реакцию эмансипации наблюдать не приходилось. В редких случаях, когда подростки из асоциальных семей строили свой образ жизни, исходя из противоположного, что видели в родительских семьях, в частности, становились трезвенниками и осуждали употребление всяких токсических средств, речь скорее шла не о реакции эмансипации, а о реакции отрицательной имитации [Личко A.Е , 1983. 1985].

Реакция увлечения (хобби), наоборот, как правило, является мощным фактором, противодействующим аддиктивному поведению. Лонгитудинальные исследования показали [Попов Ю.В., 1987], что появление стойких увлечений способствовало редкому сокращению употребления спиртных напитков в старшем подростковом и послеподростковом возрасте. Особенно противодействующим фактором оказываются интеллектуально-эстетические хобби по классификации А.Е. Личко (1973) и Ю.А. Скроцкого (1973). Впрочем, у подростков истероидного типа акцентуации, увлекающихся стихотворчеством или рисованием, курение гашиша иногда используется как способ, якобы стимулирующий творческие способности. Но у них увлечения скорее относятся к эгоцентрическим, питаются желанием привлечь к себе внимание, показать другим свои незаурядные способности. Подростки шизоидного типа, увлекающиеся восточной философией и религией, могут злоупотреблять тем же гашишем с целью проникнуть в сокровенный смысл этих учений [Битенский В.С. и др., 1989].

Телесно-мануальные хобби, т. е. стремление развить силу, ловкость, определенные умения, добиться совершенства в каких-либо навыках обычно препятствуют аддиктивному поведению. Однако эти же увлечения могут подтолкнуть к злоупотреблению допингами в виде анаболических стероидов, чтобы развить мускулатуру, или стимуляторами, чтобы добиться каких-либо достижений.

Исключение составляет особый вид хобби, названный информативно-коммуникативным [Личко А.Е., 1973]. Такие подростки все время отдают бездумному общению со сверстниками, поглощению и обмену малозначимой и не требующей никакой интеллектуальной переработки информацией. Отсюда следует непрестанное тяготение к асоциальным компаниям сверстников. Такое поведение легко сочетается со злоупотреблением алкоголем, знакомством с различными токсическими веществами. Однако главным побудительным мотивом и способствующим аддиктивному поведению фактором является не сама жажда нивой информации, а влияние асоциальных компаний, где ею обмениваются. В этих компаниях происходит приобщение к алкоголю и другим дурманящим средствам.

Реакции, обусловленные формирующимся сексуальным влечением, в определенной мере могут влиять на выбор токсических веществ и даже способствовать злоупотреблению ими. Некоторые из ингалянтов, особенно содержащие эфир, а иногда и бензин, способствуют визуализации представлений («что захочу, то и увижу»), в том числе сексуального содержания. В беседах с врачом подростки обычно стараются эти переживания не раскрывать, склонны отрицать их. Подобные визуализированные сексуальные представления сопровождаются сексуальным возбуждением, вплоть до оргазма. На сленге подростков это иногда обозначается словами «смотреть стриптиз». Подобная сексуальная мотивация злоупотребления ингалянтами бывает свойственна подросткам младшего и среднего возраста.

«Ширка» (см. главу 12) - самодельный препарат, содержащий производные первитина, - обладает свойством сильного сексуального допинга. Он может оказаться привлекательным для некоторых подростков старшего возраста, уже ведущих половую жизнь.

Среди подростков также бытует суждение, что курение гашиша повышает сексуальную потенцию или делает сексуальные переживания во время сношений особенно острыми и привлекательными. Но скорее речь идет не о повышении сексуальной потенции, а о сексуальной расторможенности- устранении социальных и психологических тормозов. Это особенно проявляется у подростков женского пола, соблазняемых более старшими сексуальными партнерами [Коломеец А.А., 1989]. С той же целью используется алкоголь [Илешева Р.Г., 1978].

Сексуальное влечение у девочек послужило толчком для злоупотребления ими эрготамином, внутривенные вливания которого вызывали у них продолжительные сексуальные ощущения (см. главу 16).

Реакция группирования со сверстниками как ведущий социопсихологический фактор

С самого начала возникновения в западных странах подростковой эпидемии наркоманий и их появления в нашей стране стало очевидным, что приобщение подростков к наркотикам и другим психоактивным веществам еще более, чем раньше к алкоголю, происходит в компаниях сверстников [Robbins E.S. et аl., 1970; Rutanen E., 1972; Личко А.Е., 1977], т. е. тесно связано с реакцией группирования с ними. В связи с этим были предприняты социопсихологические исследования различных подростковых групп с целью выяснения их значимости в развитии аддиктивного поведения.

Разделение подростковых групп на «просоциальные» (т. е. следующие по пути, на который их наставляет общество), «асоциальные» (т, е, пренебрегающие господствующими в обществе идеалами, нормами поведения и образом жизни) и «антисоциальные» (т.е. активно бунтующие против идеалов, правил и законов, установленных старшим поколением) само по себе еще не определяет их связь с аддиктивным поведением.

Комсомольские компании, которые должны были бы служить образцом «просоциальности» в социалистическом обществе, отнюдь не всегда отличались высоким уровнем трезвенности. В «просоциальной» группе, объединившейся, например, в силу интереса и занятий каким-либо видом спорта, вполне поощряемым старшими и обществом в целом, тайком может распространиться злоупотребление не только допингами, но и наркотиками. Из самодеятельного кружка или спортивной команды может родиться группа наркоманов. С другой стороны, некоторые антисоциальные подростковые группировки в силу господствующих в них фанатических убеждений могут активно препятствовать аддиктивному поведению своих членов.

Иное разделение подростковых групп на жестко регламентированные и свободные [Личко А.Е., 1985] также само по себе еще ничего не говорит об их отношении к аддиктивному поведению.

Жестко регламентированная группа отличается постоянным составом, безраздельной властью вожака, «своей» территорией, твердо установленными взаимоотношениями между членами группы, иерархией подчинения между ними, борьбой с соперничающими группами. Но жестко регламентированной может быть и упомянутая антисоциальная группа, с ненавистью и Презрением относящаяся к наркоманам и алкоголикам и отвергающая употребление всех дурманящих веществ. В то же время не менее жестко регламентированной может быть группа наркоманов, в которой господствуют суровые неписанные законы и абсолютная власть вожака.

Свободная подростковая группа характеризуется непостоянным составом (одни приходят, другие уходят), нечетким распределением ролей, отсутствием постоянного лидера. Подобными группами могут быть территориальные («дворовые») компании, сборища около дискотек и т.п. В этих группах злоупотребление различными веществами зависит от множества факторов. Но нередко если один подросток «заносит» какое-либо вещество, то может «заражать» его злоупотреблением многих членов компании.

В современном поколении подростков в нашей стране можно увидеть следующие типы групп, большая часть из которых и их отношение к аддиктивному поведению были описаны В.С. Битенским и др. (1989).

Территориальные группы - объединяют сверстников по месту учебы или по месту жительства -в одном большом доме («дворовые компании»), городском микрорайоне, одном поселке и т.п. Внутри одной территории возможно возникновение разных групп; тогда подростки делятся еще по какому-либо принципу -от учебы в одной школе или профессионально-техническом училище до национального признака.

Территориальные группы могут быть как свободными, так и жестко регламентированными. В разные периоды и в разных местах преобладают то одни, то другие. Распространению жестко регламентированных групп способствует определенная социальная обстановка в целом- общественный или экономический кризис, переломные периоды в истории. Ничего, кроме принадлежности к «своим», такую группу не объединяет. Ее сплачивает борьба, порой довольно жестокая, с другими группами, преимущественно также территориальными. Чужака на «своей» территории ждет избиение. Обычно имеются излюбленные места сборищ во дворе или на улице (street corner groups-группы на перекрестках улиц в США), в подъездах, подвалах и т.п. Кроме драк и побоищ, группе остается пустое времяпрепровождение («информационно-коммуникативное хобби»), азартные игры, делинквентные поступки, выпивки и, если появится соблазнитель, то и различные токсические вещества, включая наркотики. Многие из подобных территориальных групп превращаются в делинквентные.

Территориальные подростковые группы, возможно, являются главным источником злоупотребления не только алкоголем, но и другими дурманящими средствами, в особенности ингалянтами и гашишем. Более 70% курильщиков гашиша начали его курить в группе сверстников по месту жительства или учебы [Коломеец А.А., 1989].

Делинквентные и криминальные группы отличаются друг от друга условно - лишь по тому, подвергаются ли совершаемые группой проступки наказанию, согласно уголовному кодексу, или нет. Делинквентным поведением принято называть не наказуемые, согласно Уголовному кодексу, проступки и правонарушения - обычно это мелкое хулиганство и мелкое воровство, драки без нанесения тяжких повреждений, уклонение от учебы и труда и т.п. [Bennett J., i960]. С точки зрения наказуемости, все младшие подростковые группы (до 14 лет) являются делинквентными, если только ими не руководит более старший с криминальным опытом.

Криминальное поведение включает уголовно наказуемые действия. Делинквентные группы, как правило, жестко регламентированы. Власть вожака может быть очень велика. Часто при себе он держит «адъютантов» -подростков, физически сильных, но с невысоким интеллектом. Их кулаками вожак творит расправу над непослушными членами группы. Роль и место каждого в группе строго определены. Низшую ступень в иерархии занимают физически слабые и безвольные, всем в группе обязанные угождать («шестерки» - от названия младшей в колоде карты). Тем не менее они держатся за группу, так как она защищает их от более страшной расправы чужих групп, предпочитая суровый комфорт среди своих,

Злоупотребление алкоголем и другими токсическими веществами, как правило, ограничивается отдельными эпизодами. Зависимость развивается далеко не у всех членов подобных групп.

Наркоманические группы обычно состоят из наркоманов, т. е. из тех, у кого уже сформировалась зависимость от наркотика. Но члены такой группы стараются привлечь и удержать склонных к злоупотреблению новичков. Их соблазняют и поначалу могут даже бесплатно снабжать наркотиками с тем, чтобы предъявить «счет», когда у тех разовьется зависимость. Различают первичные и вторичные наркоманические группы [Битенский В.С. и др., 1989]. В первичных группах наркотик с самого начала был фактором, собравшим группу. Вторичные группы сперва объединялись по какой-либо иной причине (например, территориальные или делинквентные группы, «фанаты», реже «металлисты»), а затем в группе остались лишь те, кто пристрастился к наркотикам.

Наркоманические группы обычно немногочисленны. Их объединяет добыча наркотиков, при надобности изготовление их, переработка сырья, которая может быть налажена по конвейеру, совместное употребление, а иногда и торговля наркотиками. Группы, как правило, являются жестко регламентированными. Лидером нередко бывает молодой, совершеннолетний, обладающий криминальным и наркоманическим опытом. Иногда его называют «учителем», так как он обучает «понимать»-наиболее приятно переживать наркотическое опьянение. Иногда же лидер называется заимствованным из криминального лексикона словом «пахан» или из солдатского «дед» (старослужащий).

Опытный лидер-наркоман следит также за тем, чтобы избежать передозировки наркотика - опасное для жизни отравление. Несчастные случаи с тяжелыми интоксикациями и летальными исходами случаются, когда подростки начинают злоупотребление без подобного руководителя [Битенский В.С. и др., 1989].

Роли всех членов в наркоманической группе определены. Максимально используются способности и личностные особенности каждого. «Шустрила» ищет источник снабжения, перепродает изготовленное. «Гонец» служит переносчиком наркотика. «Кролик» получает наркотик бесплатно за то, что дает «учителю» возможность оценить на нем первом силу самодельного изготовленного препарата.

Лидер группы обкладывает ее членов денежной податью, ведет счет «долгам», притом так, что все члены скоро оказываются в кабальной денежной зависимости от него. Долги достигают крупных размеров, так как лидер может произвольно накладывать денежные штрафы за малейшие провинности и неподчинение его приказам. Отказ члена группы от выполнения своей роли грозит суровой расправой. Лидер, как говорят, держит членов «на поводке», т. е. в рабской зависимости. При желании наркомана покинуть группу ему немедленно предъявляется «долг», непосильный для оплаты, а неуплата грозит суровой расправой. Подобным долгом подростки-наркоманы могут шантажировать собственных родителей, выуживая у них крупные суммы денег якобы для того, чтобы «раз и навсегда» освободиться от группы наркоманов и прекратить наркотизацию.

Контактный кайф является своеобразным явлением, которое встречается в группе наркоманов, особенно злоупотребляющих препаратами опия или гашишем. Это ощущение в слабой степени напоминает наркотическое опьянение. Оно появляется у наркомана еще до того, как было сделано вливание опиатов или он закурил гашиш. Контактный кайф возникает, когда наркоман только пришел в свою компанию, особенно среди уже кайфующих, или в привычной обстановке при виде шприца, наркотика, сигареты с гашишем. В этих случаях в основе контактного кайфа явно лежит условнорефлекторный механизм. Сходные реакции описаны также в помещении, где курили гашиш и еще сохранился запах его дыма.

Подростковая эпидемия наркоманий в западных странах, начавшаяся в 60-х годах, была тесно связана с появлением особых подростковых группировок, молодежных течений, новой музыки, новой одежды, новой манеры вести себя -всего того, что позднее получило название «подростковой субкультуры». По определению N. Parkinson (1970), подростковую культуру составляет система ценностей и условностей, одежды, музыки, танцев, напитков и наркотиков, характерных для мира подростков.

Каждое из направлений подростковых группировок проявило отличное от других отношение к злоупотреблению различными веществами, свои особенности аддиктивного поведения. Принадлежность к некоторым из этих группировок, которые описываются далее, создает повышенный риск злоупотребления определенными средствами, хотя само по себе об этом еще не свидетельствует и тем более не говорит о сформировавшейся наркомании или токсикомании. Поэтому сведения об особенностях различных типов группировок полезны для подросткового психиатра и нарколога. Массовые средства информации обычно давали о них одностороннюю информацию,

Приводимые далее описания основных типов подростковых группировок даны как по материалам монографии В.С. Битенского и др. (1989), так и на основании нашего опыта.

«Хиппи» как молодежное движение возникло в начале 60-х годов в США и Англии среди подростков и молодежи (возраст - от 12 до 25 лет) из семей среднего достатка и белой расы. Затем это движение распространилось на другие страны. Вскоре хиппи появились в нашей стране.

На Западе это движение в значительной мере родилось как протест против «грязной войны» во Вьетнаме. В противовес идеям старшего поколения о «защите западной цивилизации» с оружием в руках, бывшей тогда всеобщей воинской повинности в США, антикоммунистической пропаганде, запугиванию атомной агрессией, насаждению «образа врага» движение хиппи провозгласило противоположные идеалы. Ими стали пацифизм и миролюбие в отношении окружающих, отрицание агрессии, «естественный образ жизни», нежелание кому-либо что-либо навязывать или заставлять делать.

Протестом «процветающему обществу» стал весь образ жизни хиппи. Вместо дорогой модной одежды- рваные заношенные джинсы; вместо аккуратных причесок -длинные, немытые и плохо расчесанные волосы; вместо внешне благополучной семьи, лицемерно прикрывающей внутренние раздоры, измены и обман - жизнь коммуной, «свободная любовь», общие дети; вместо эгоизма и собственничества - общие вещи и деньги; вместо признанной и почитаемой старшим поколением музыки - битлзы и подражающие им ансамбли; вместо узаконенного постоянного умеренного пьянства старшего поколения - марихуана, галлюциногены, героин - все, что отвергалось и преследовалось обществом.

Хиппи - группы свободные и открытые. Они благожелательно всех принимают и никого у себя не удерживают. Никому не принято ничего диктовать и ни в чем препятствовать, т. е. опять же внутригрупповое поведение строится как противоположное тому, что принято в семье и в обществе. Распространены интересы к религии и восточной философии. Рассуждения на эти темы служат проявлением подростковой метафизической интоксикации. Среди хиппи в нашей стране не меньший интерес проявлялся к православному христианству.

Курение марихуаны было принято среди хиппи в западных странах. Считается, что подражающие битлзам ансамбли разнесли марихуану и гашиш по всему миру. Однако в среде хиппи злоупотребляли и галлюциногенами, и героином.

Во второй половине 70-х годов движение хиппи в западных странах пошло на спад. Однако в нашей стране в середине 80-х годов началось «возрождение хиппи»-«новая волна». Оно совпало с затянувшейся войной в Афганистане и с отрицательным отношением к этой войне среди многих подростков-допризывников. Однако «истинных хиппи», которые вели полностью асоциальный образ жизни, было немного. Зато появилась группа «вечерних хиппи». Такие подростки днем где-то учились или работали, носили обычную одежду, даже старались маскировать длинные волосы, заправляя их за воротник, Закон о преследовании за тунеядство против них был бессилен. Зато вечерами, переодевшись в традиционные залатанные джинсы и распустив волосы, они проводили время на сборищах («тусовках») в определенных местах, иногда у кого-то на квартире («на флете»). Среди них снова вспыхнул интерес к музыке битлзов. Трагически погибший певец этой музыкальной группы Джон Леннон почитался как кумир и образец для слепою подражания.

В группах хиппи по-прежнему курят гашиш, пробуют различные токсические вещества. В последние годы проявляется интерес к эфедрону. Все это охотно предлагается новичкам, но не навязывается. Поэтому в группах хиппи удерживаются и те подростки, которые никогда не прибегают ни к каким дурманящим средствам, а увлекаются духовным самосовершенствованием, йогой, религиями и т.п. Распространено, однако, суждение, что курение гашиша позволяет лучше проникнуть в сокровенный смысл постулатов восточной философии. В меньшей степени это относится к другим наркотикам и токсическим средствам.

«Панки» (от англ. punk - гнилушка, гадина) появились в конце 70-х годов в Англии. В отличие от пассивного протеста хиппи, панкам присущ активный, злой, агрессивный протест. Вызывающие поведение и внешность предназначены для тою, чтобы вызвать у представителей старшею поколения и благополучных сверстников крайнюю неприязнь, негодование и вместе с тем страх.

Группа панков чаще всего жестко регламентирована, со своим вожаком, волчьими законами вкутригрупповых взаимоотношений. Их основная мораль: «Все люди - гадины! Будь таким же и ты и так же относись к людям!».

Одежда и прическа у панков были такими, чтобы вызвать у других отвращение, яркий грим, даже намалеванные на лице отвратительные язвы, причудливо зачесанные и постриженные волосы, к тому же еще покрашенные в разные цвета. Костюм похож на клоунский, с собачьим ошейником или цепочкой от унитаза как «украшение» на шее.

Излюбленная музыка (панк-рок) отличалась не только громкостью, неритмичностью и диссонансами, но и неприятными для слуха звуками-скрежетом, визгом и т.п. Тексты песен изобиловали нецензурной бранью. Популярные ансамбли носили название вроде «Секс пистоле». Предпочитались беспорядочные половые контакты, иногда с насилием.

В нашей стране панки появились в 80-х годах. Внешняя атрибутика частично заимствовала западные образцы: высоко выбритые виски, причудливая прическа («гребенка»), иногда зауженные короткие брючки, узкий галстук или шнурок на шее.

Особенно важной считалась серьга в одном левом ухе1 или крестик, вделанный в его мочку, а также лезвие бритвы, висящее на цепочке на шее, и крупная английская буланка на груди. Проповедовалось насилие во всех ею формах. Тайно учились приемам карате (с 1981 г. незаконное обучение этому виду борьбы стало преследоваться Уголовным кодексом), чтобы жестоко бить противников в драках. Часть из панков заявляли о своей приверженности фашизму, косили соответствующую атрибутику, но, в отличие от «неонацистов», идеологическая сторона фашизма их мало интересовала, Среди панков ветре чались также «панки-самозванцы» -внешне подражающие им, но в группы не входящие или изгнанные из них.

Аддиктивное поведение среди панков чаще всего сводилось к злоупотреблению алкоголем. Но эпизодически они могли прибегать к самым различным токсическим веществам, даже к ингалянтам. В последнее время наибольший интерес стал проявляться к стимуляторам типа эфедрона и «ширки».

«Металлисты» объединяются в группы, мотивируя это увлечением музыкой в стиле «тяжелый металлический рок» (heavy metal rock). Эта музыка отличается громкостью и усиленным ударным ритмом. Под нее не танцуют, а слушают ее сидя, ритмично раскачиваясь, постепенно возбуждаясь, приходя в состояние неистовства. Эти действия напоминают религиозную секту прыгунов в прошлом. В подобном состоянии неистовства они способны совершать бессмысленные разрушительные действия. По словам подростков, под звуки металл-рока они начинают «кайфовать» - испытывают необычные сильные и приятные эмоциональные переживания.

Наиболее популярные ансамбли нередко носят в завуалированной форме названия, отталкивающие обывателя. «Блек Саббат» («Black Sabbath»), т.е. дословно «Черная суббота» может пониматься как служение дьяволу, а не богу. Широко известный «Ай-си-ди-си» (ACDC) как будто взял официальный термин, принятый в электротехнике и означающий возможность движения тока в цели в обоих направлениях. Но на подростковом сленге это слово символизирует бисексуала, склонного как к нормальным, так и к гомосексуальным сношениям, а иногда и просто гомосексуала, но готового играть как активную, так и пассивную роль.

Внешняя атрибутика является другой неотъемлемой частью «металлистов». Называются они так потому, что носят множество металлических украшений вплоть до рыцарских доспехов. Особенно важны среди этих украшений «клепанки» - металлические браслеты с шипами и клепками. Железные, стальные и медные массивные украшения также символизируют протест старшему поколению, предпочитающему Миниатюрные украшения из драгоценных металлов.

«Металлисты» приветствовали друг друга условным знаком - «козой»: поднятой правой рукой с оттопыренным указательным пальцем и мизинцем и словами «Хэви метал!» («тяжелый металл»), что напоминало фашистское приветствие с возгласом «Хайль Гитлер!».

Принадлежность к «металлистам» требовала немалых денег. Металлические украшения на одежде и импортные записи металл-рока стоили недешево. В этих группах оказывались либо подростки из состоятельных и легко сорящих деньгами семейств, либо те, кто добывал эти деньги фарцовкой, т.е. незаконной перепродажей импортных вещей.

Обычно «металлисты» употребляли алкоголь, но в сравнительно небольших дозах. К другим дурманящим средствам они особого тяготения не испытывали. Вероятно, очень громкая ритмическая музыка доставляла им наслаждение, аналогичное опьянению. Если же группа «металлистов» начинала прибегать к наркотикам, то она вскоре превращалась в группу наркоманов; атрибутика, пластинки и кассеты быстро распродавались для денег на наркотики, интерес к металл-року исчезал.

Наиболее ненавистной для «металлистов» группировкой подростков оказались те, кого они называли «попперами», собиравшиеся около дискотек и предпочитавшие более доходчивую поп-музыку. Но за внешними различиями в музыкальных вкусах причина вражды крылась, видимо, более глубоко. «Металлисты» презирали попперов как простолюдинов, и те служили им объектом для разрядки агрессии.

«Попперы» (от поп-музыки), они же «диско» - названия, данные подросткам, группировавшимся около дискотек. Сами себя они так не называли. В середине 80-х годов их кумирами чаще всего были знаменитости итальянской эстрады (Адриано Челентано и др.). Со временем музыкальные вкусы менялись. Но никакие «идеи», кроме желания развлечься, завести знакомства, в том числе сексуальные контакты, пообщаться на примитивном уровне (информативно-коммуникативное «хобби» по А.Е. Личко, 1973), да еще покрасоваться перед сверстниками в импортной одежде, подобные компании не объединяли.

Группы попперов - свободные, с меняющимся составом, разнополые, без постоянного лидера. Броская модная одежда является предметом чрезвычайной озабоченности. В начале 80-х годов был моден стиль «диско» -блестящий, яркий, туго обтягивающий все тело («выразительный») костюм. Затем моды менялись. Но попперы всегда старались быть одетыми во все импортное из капиталистических стран. Носить одежду отечественного производства («ходить во флаге») считалось унизительным, вызывало насмешки. Наряды требовалось постоянно менять, изображая их изобилие. Поэтому между членами групп шли непрерывный обмен одеждой, одалживание и перепродажа.

Попперами эти группы прозвали «металлисты». С их стороны, а также со стороны групп, аналогичных люберам, попперы часто подвергались нападениям. Лишь тогда они действительно объединялись для отпора.

Членам групп попперов нередко было свойственно аддиктивное поведение - алкоголь, курение гашиша, глотание каких-либо таблеток без особого разбора - от транквилизаторов до холинолитических галлюциногенов. Однако внутривенных вливаний они обычно остерегались. Ингалянты также были мало распространены, так как дискотеки посещали подростки старшего возраста.

«Мажоры» - название, которое себе дали группы подростков старшего возраста, тянувшиеся к «роскошному» образу жизни. Пределом их желаний было провести каждый вечер в ресторане с выпивкой, дорогим угощением, последующими сексуальными контактами, развлекательными поездками на автомашинах. Большей частью эти подростки были из очень состоятельных семей и активно занимались фарцовкой. Одевались они не только в модные, но и в дорогие импортные одежды, а украшения носили ценные.

Группы мажоров были свободные. Объединяли их только совместные развлечения и фарцовка.

Аддиктивное поведение обычно сводилось к регулярным выпивкам. Предпочитались коньяк и дорогие импортные напитки. Иногда курили гашиш.

В конце 80-х годов название «мажоры» исчезло из подросткового сленга, хотя подростки и их группы, стремящиеся к подобному образу жизни, сохранились.

«Брейкеры» являются фанатическими поклонниками и постоянными исполнителями танца «брейк-данс» (brake-dance). Он распространился в середине 80-х годов и представляет собой соединение элементов художественной гимнастики, акробатики, дзюдо, карате и пантомимы. От исполнителя требуются как хорошая спортивная подготовка, притом не просто грубая сила, а выносливость к большим и длительным физическим нагрузкам, так и грациозность, изящество движений и выразительная мимика.

Этот танец для брейкеров является увлечением (хобби). Брейку нередко отдают все свободное время. Устраиваются состязания, фестивали, на которые съезжаются из разных городов, имеются свои чемпионы. При этом брейкеры обычно продолжают учебу или работу, хотя чрезмерное увлечение брейком нередко отрицательно сказывается на успеваемости и продуктивности.

Брейкеры не употребляют ни алкоголя, ни наркотиков, ни других токсических средств, так как все они немедленно отрицательно скажутся на результатах любимого занятия. Не используются и анаболические стероиды, так как брейк вовсе не требует наращивания мышечной массы. Некоторые из брейкеров в качестве допинга использовали крепкий кофе, но не в чрезмерных токсических дозах, которые могут нарушить тонкую координацию движений.

Таким образом, увлечение брейком в определенной мере создает психологический иммунитет к аддиктивному поведению.

«Рокеры» как группировка подростков и молодежи появились на Западе еще в 70-х годах. Тогда в англоязычных странах их чаще называли «байкерами» из-за их пристрастия к мотоциклу (motobike-мотоцикл). Идейные взгляды многих из этих группировок были близки к «неонацистам». Но, в отличие от последних, они скорее придерживались ортодоксальных фашистских убеждений, среди них процветал культ Гитлера. Их атрибутами были мотоцикл и мерная кожаная куртка. Подобные группировки иногда представляли собой настоящие банды. На мотоциклах неожиданно и стремительно они врывались в небольшие населенные пункты, громили и крушили все, что попадалось на глаза, и столь же быстро исчезали. В 80-х годах подобные группы в западных странах стали исчезать.

В СССР рокеры появились в 80-х годах. Главным мотивом их группирования также стали мотоцикл, совместные поездки и гонки на бешеной скорости. Культировалась отчаянная лихость. Одним из испытаний была езда на мчавшихся навстречу друг другу мотоциклах (кто первый свернет в сторону? у кого не выдержат нервы?).

Рокерам свойствен протест в отношении старшего поколения и установленных им порядков. Но этот протест также проявлялся с помощью мотоцикла. В ночное время компаниями они ездили на мотоциклах по жилым кварталам без глушителей, чтобы бешеным ревом моторов перебудить всех. Другая форма протеста состояла в том, что в часы пик на магистралях с интенсивным движением рокеры блокировали это движение шеренгой в ряд едущих мотоциклов на очень медленной скорости и не оставляя места для обгона, тем самым создавая позади себя транспортные пробки.

Предпринятые в последние годы попытки формализовать движение рокеров, устроив для них загородные мотоклубы, ослабили к ним интерес среди подростков.

Девушки среди рокеров составляли большую редкость. В группу допускалась обычно лишь сожительница лидера. В отличие от рокеров на Западе, в нашей стране не приходилось слышать что-либо о «маме» -имевшей сексуальные контакты со всеми членами группы по своему усмотрению и пользовавшейся среди них определенным авторитетом.

В связи с тем, что искусное вождение мотоцикла ни под «кайфом», ни в состоянии сильного алкогольного опьянения невозможно, аддиктивное поведение в среде рокеров большого распространения не получило. Однако легкие опьянения и курение гашиша полностью не были исключены.

«Неонацисты» явились формой активного протеста в отношении старшего поколения, среди которого многие ненавидели фашизм или пострадали от него. Культивировались взгляды об «истинном фашизме», который якобы «опошлили» Гитлер и Муссолини. Расовая теория нередко полностью отвергалась. По представлению подобных «неонацистов» «истинным арийцем», «сверхчеловеком» не рождаются, а становятся, вытравив из себя всякую жалость к «недочеловекам», поборов трусость н воспитав в себе выносливость, беспощадность и ненависть к врагам. Образ врага в разных случаях выбирался различный. Иногда им служили подростки, недавно приехавшие в данную местность. Иногда ненависть культивировалась в отношении старшего поколения, особенно пожилых людей, которых считали «паразитами, отнимающими у молодежи место в жизни». Наконец, образ врага мог основываться на национальной розни.

Группы «неонацистов» обычно были жестко регламентированными. Увлечения составляли силовые виды спорта и каратэ.

Злоупотребление алкоголем, а тем более наркотиками и другими дурманящими средствами, отвергалось как недостойное для «сверхчеловека» и сурово преследовалось - провинившихся наказывали или изгоняли из своих компаний.

«Люберы» и сходные с ними группировки под различными названиями в разных местах также стали формой активного протеста, ко направленного не на старшее поколение, а прежде всего на сверстников из находящейся в более привилегированном положении части общества. Например, сами люберы - подростки из подмосковного городка Люберцы -чувствовали себя ущемленными в сравнении со сверстниками из престижных районов столицы.

Идеалами люберов и аналогичных им групп подростков обычно становились примитивные ортодоксальные представления о «равенстве» и «превосходстве» «простых людей», которые нередко преподносились официальной пропагандой в прежние годы. Отсюда и названия некоторых из этих групп - «Истинные ленинцы», «Организация активных действий» и т.п. В этих идеях они черпали уверенность в своей правоте, в борьбе за «правое дело» с теми, кому подсознательно завидовали.

Сильное мускулистое тело стало центральным культом. Развить мускулатуру, «накачать мышцы» делалось одной из главных забот. Достигалось это не только усиленным гимнастическим тренингом, многочасовыми каждодневными физическими упражнениями с гантелями, гирями, на турнике в специальных помещениях («качалках»), чаще всего в заброшенных подвалах. Как правило, для этого начинали использоваться допинги, известные от спортсменов,- прежде всего анаболические стероиды в сочетании с белковыми нагрузками (ложками ели сухой молочный порошок или белковые препараты, из которых готовят смеси для младенцев).

Развитая мускулатура служила для драк. Избивали и грабили тех, кто был объектом ненависти, например, «вечерних хиппи», которые менее других способны были дать отпор.

Наркотики и другие дурманящие средства избегались. Не было пока сведений о склонности членов подобных групп к стимуляторам, хотя свойственная этим группам агрессивность (не только в отношении хиппи, но и «металлистов», а также просто модно и богато одетых сверстников) легко могла бы пробудить потребность в них. Алкоголь употреблялся далеко не всеми, эпизодически и умеренно. Иногда избегали даже курения табака.

«Фанаты» или «фенсы» представляли собой страстных почитателей какой-либо спортивной команды (чаще футбольной или хоккейной) или какого-либо эстрадного ансамбля. Они нередко сопровождали их во время поездок в другие города на соревнования или гастроли. Посещали все матчи или концерты, группировались друг с другом, старались занести знакомства со своими кумирами.

Спортивные фанаты иногда разделялись на «правых» и «левых». Одни из них были действительными поклонниками своих кумиров и жаждали их успеха, устраивали шумные овации, искали знакомства с ними, собирали их автографы, фотографии и т.п. Для других притягательной силой больше становились драки с фанатами соперничающей команды. При отсутствии такой возможности готовы были затеять ее с другими фанатами своей же команды. «Правыми» и «левыми» они назывались в зависимости от стороны трибун стадиона, где обычно рассаживались.

Среди фанатов нередко оказывались подростки, уже знакомые с действием дурманящих веществ и склонные к выпивкам. Они могли становится соблазнителями для других, даже для всей группы в целом. Поэтому данные компании можно рассматривать как группы высокого риска в отношении аддиктивного поведения. Если групповое злоупотребление становилось регулярным, то обычно прежний страстный интерес к своей команде или ансамблю ослабевал, а с развитием зависимости пропадал вовсе.

В заключение представлены сведения о роли различных видов группировок подростков для возникновения аддиктивного поведения. Очевидно, что наибольшее значение имеют территориальные группы, гораздо большее, чем группировки из некоторых неформальных течений.

Среди обследованных подростков, госпитализированных в связи с аддиктивным поведением в наркологические или психиатрические стационары, была установлена принадлежность к следующим группам:

- территориальные группы - компания сверстников в своем дворе, микрорайоне, учебном заведении, интернате - 44%
- неформальные объединения подростков («хиппи», «панки» и др.) - 15%
- компании наркоманов - 10%
- одиночки, не принадлежавшие ни к каким подростковым группам - 8%
- случайные компании (знакомства в дискотеках, барах, на танцах и т.п.) - 7%
- один постоянный приятель, ставший соблазнителем - 4%
- делинквентные и криминальные группы - 1%
- компании гомосексуалов - 4%
- групповая принадлежность осталась неясной - 7%

Нарушения взаимоотношении в семье как предрасполагающий фактор

Неполная семья, безотцовщина неоднократно упоминались многими авторами и за рубежом, и в нашей стране как обстоятельство, способствующее как делинквентности, так и аддиктивному поведению. Однако немалая часть подростков, обнаруживших склонность и к тому, и к другому, выросли в полных, внешне вполне благополучных семьях. В то же время около 20-25% вполне социально адаптированных подростков, не склонных ни к делинквентности, ни к аддиктивному поведению, воспитываются в нашей стране в неполных семьях [Эйдемиллер Э.Г., 1976; Кулаков С.А., 1989]. Видимо, дело не просто в неполной семье, а в том, что в ней труднее осуществить правильное воспитание.

Не меньшее, а может быть большее значение имеют семьи «деформированные» (т.е. с отчимом или мачехой) или распадающиеся, когда родители все время находятся на грани развода. Постоянные конфликты в семье неминуемо приводят к противоречивом^ воспитанию, когда каждый из старших в семье «гнет свою линию» в отношении воспитания ребенка и подростка.

Наиболее важным фактором считаются асоциальные семьи с пьянством, криминалами родителей и жестоким отношением внутри семьи друг к другу [Битенский В.С. и др., 1989]. С этими семьями связаны безнадзорность и жестокое отношение к детям. Подростки становятся «уличными», группируются с такими же в своем микрорайоне. Сверстников из более благополучных семей они либо преследуют, либо стараются подчинить. Дурманящие вещества служат главным способом развлечений в подобных группах.

Меньшее значение имеет гиперпротекция в воспитании, когда подростка с детства чрезмерно опекали и контролировали, следили за каждым шагом и все за него решали, подавляли малейшую самостоятельность (доминирующая гиперпротекция) или безмерно баловали, спешили удовлетворить малейшее желание, без удержу восхищались и действительными способностями, и мнимыми талантами, избавляли от малейших трудностей, от необходимости самим чего-либо добиваться (потворствующая гиперпротекция).

В случаях злоупотребления наркотиками или иными токсическими веществами родители стараются утаить это от окружающих, всячески обелить подростка, перенести вину на других. Мало того, характерна «родительская анозогнозия», когда наркомания или токсикомания у подростка уже сформировалась, но родители упорно отрицают ее наличие, нехотя признавая лишь редкие эпизоды злоупотреблений. Особенно подобная анозогнозия бывает свойственна некоторым матерям.

Толчком к аддиктивному поведению может быть также эмоциональное отвержение со стороны родителей, особенно матери [Кулаков С.А., 1989]. Подросток чувствует, что родителям не до него, что у них своя, интересная для них, жизнь, что они тяготятся обузой родительского долга. Подростку в семье не хватает эмоционального тепла, искренней любви, понимания, сопереживания. Особенно тяжелым ударом такое отношение со стороны близких становится для подростка эмоционально-лабильного типа. Эмоциональное отвержение нарушает социализацию в семье [Кулаков С.А., 1989], что приводит к искажению образа своего «Я», заниженной самооценке, нарушению мотивационной сферы и к аддиктивному поведению как к одной из форм психологической защиты.

Подробнее о типах неправильного воспитания в семье и их роли в развитии аддиктивного поведения у подростков будет сказано в разделе «Опрос родителей» (см. главу 5). Именно этот опрос чаще всего служит наиболее информативным источником в данном отношении.

Мотивация и мотивировка

Мотивацией в современной психологии принято называть побуждения, вызывающие данную деятельность и определяющие ее направленность:

1) потребности и инстинкты;
2) стремления и желания, т.е. эмоционально окрашенные субъективные переживания;
3) установки.

Мотивировку принято отличать от мотивации. Мотивировкой называют объяснение самим субъектом причин своих действий, обычно путем указания на приемлемые для него обстоятельства. Мотивировка может не совпадать с действительной мотивацией, сознательно или неосознанно ее маскировать или искажать.

Иногда с мотивацией смешивают объективно действующие факторы окружающей среды, чаще всего социальные и психологические (например, алкоголизм родителей рассматривается как мотивация аддиктивного поведения у подростка).

Мотивация начала злоупотребления алкоголем, наркотиками и другими токсическими веществами (инициальная мотивация) и мотивация последующего злоупотребления может быть различной.

Когда формируется психическая зависимость, то основной мотивацией становится влечение - потребность изменить определенным образом свое психическое состояние. Если возникает физическая зависимость, то главным мотивом злоупотребления делается страх мучительной абстиненции.

Инициальная мотивация у подростков представлена в основном несколькими наиболее частыми мотивами, которые встречаются при разных формах аддиктивного поведения - от алкоголизации до внутривенных вливаний опиатов. Однако при злоупотреблении разными веществами выступают на первый план неодинаковые мотивы. Например, для первого употребления алкоголя в опьяняющих дозах мотивом чаще всего служит реакция группирования со сверстниками - желание не отстать от «своих», «быть, как все», «чтобы считали своим». Мотивация первого употребления галлюциногенов чаще сводится к стремлению испытать неизведанные раньше ощущения и переживания («любопытство»).

Мотивация в определенной степени зависит от типа акцентуации характера у подростка. Подросток неустойчивого типа просто ищет еще один способ поразвлечься. Гипертима и истероида привлекает необычность переживаемого и возможность завоевать престиж в компании. Шизоиду важно заглушить внутренние противоречия, облегчить контакты со сверстниками или стимулировать аутистические фантазии, Эмоционально-лабильному подростку более важна релаксация, возможность «забыться», уйти от трудностей и невзгод.

Описываются некоторые личностные особенности, которые определяют мотивацию при аддиктивном поведении у подростков. К ним относят терпимость к отклонениям от социальных норм, недостаточная ориентация на достижение успеха своим упорным трудом, оппозиционная настроенность в отношении основных социальных требований, склонность к депрессиям [Brook J., I985]. Многие из этих качеств входят в структуру неустойчивого типа акцентуации характера [Личко А.Е., 1977, 1983].

В зарубежной литературе как наиболее частый мотив аддиктивного поведения у подростков и молодежи указывалось на конфронтацию поколений - протест в отношении духовных ценностей родителей и общества в целом [Robbins E., 1970; Seibel S., 1976].

С неофрейдистской точки зрения [Фромм Э., 1986], главный мотив аддиктивного поведения обусловлен развившимся в нашу эпоху культом потребительства (желанием «потреблять счастье как товар»).

В немецкой литературе была сделана попытка классифицировать мотивы злоупотребления [Hell D. et al., 1976]. Они были разделены на «позитивные» (наслаждение), «негативные» (устранение тоски и тревоги) и «нейтральные» (приспособление к окружению). Несмотря на неудачные обозначения, подобные мотивы, действительно, имеют место. К ним можно еще добавить, что около 20% подростков верят в миф о стимуляции творческих способностей некоторыми наркотиками [Коломеец А.Л., 1989], а в отношении алкоголя еще бытует кое-где мнение о его пользе для здоровья в умеренных количествах [Братусь Б.С., Сидоров П.И., 1984],

О мотивации часто судят по мотивировке, которую узнают от самого подростка. Как указывалось, истинная мотивация далеко не всегда совпадает с мотивировкой. Тем не менее последняя сама по себе представляет интерес.

Для изучения мотивировки обычно используются два метода- анкетирование (заполнение опросников с предлагаемым списком вопросов или набором ответов для выбора) или клиническое интервью (выяснение мотивировки в индивидуальной беседе с подростком; желательно после того, как с ним был установлен достаточный контакт). Каждый из этих методов имеет преимущества и недостатки. Анкетирование более удобно для массовых исследований, интервью -при более тщательном знакомстве с пациентом в клинике. Но на одном и том же контингенте результаты, полученные с помощью этих двух методов, могут существенно отличаться. Например, сослались на влияние компании или соблазнившего приятеля при первом употреблении дурманящих веществ (экстраинтуитивная мотивировка - желание переложить вину на других) при письменном анкетировании 76% подростков, а во время интервью - только 38% [Битенский В.С., Личко А.Е., Херсонский Б.Г., 1988]. Возможно, что стремление взвалить вину на других выступает сильнее, когда опрос ведется в настораживающей подростка письменной форме.

Исследование мотивировки злоупотребления наркотиками и другими токсическими веществами, проведенное у 370 подростков мужского пола в Ленинграде и Одессе [Битенский В.С., Личко А.Е., Херсонский Б.Г., 1988], при котором был использован метод клинического интервью, обнаружило следующее распределение:

- пристрастились к транквилизаторам, назначенным врачом - <1%
- «от скуки», «от нечего делать» - <1%
- демонстративный протест перед старшими - 1%
- замена алкоголя, ставшего недоступным - 2%
- стимуляция творчества - 3%
- желание показать сверстникам свою незаурядность - 6%
- влияние старшего по возрасту соблазнителя - 7%
- любопытство, желание испытать неизведанное - 8%
- стремление «забыться», отключиться от неприятностей - 10%
- поиск фантастических видений, галлюцинаций («поймать глюки») - 12%
- намерение пережить эмоционально приятное состояние («кайф») - 19%
- желание не отстать от компании, быть «как все» в своей группе сверстников - 31%

Влияние компании особенно велико при употреблении алкоголя, ингалятов, гашиша; желание испытать «кайф» - препаратов опия; стремление забыться - транквилизаторов и гашиша; испытать неизведанное и «поймать глюки» - галлюциногенов.

Мотивация злоупотребления алкоголем довольно детально разработана в отношении взрослых. Предложено разделять мотивы на 3 группы [Завьялов В.Ю., 1988]:

1) социально-психологические;
2) отражающие потребность в изменении своего состояния;
3) «патологическую мотивацию».

К социально-психологическим мотивам отнесены традиции, особенности культуры, подчинение другим людям или референтной группе. Как потребность изменить свое состояние расценены мотивы гедонистические (желание испытать эйфорию), атарактические (устранение негативных эмоциональных переживаний) и гиперактивация (стимуляция физической работоспособности или творческой активности). Патологической мотивацией названы «фиксация патологического влечения в сознании» (т.е. сформировавшаяся психическая зависимость), стремление избежать абстиненции и намеренное самоповреждающее поведение.

У подростков основные мотивы начала злоупотребления несколько отличны (Parquet Ph., Baitly D., 1988]. Преобладают значение группирования со сверстниками, улучшение коммуникации с ними, стремление подчеркнуть свою «взрослость», желание избавиться от скуки или испытать необычное,

Мотивация воздержания имеет существенное значение и для инициальной мотивации аддиктивного поведения и при сформировавшейся зависимости [Bearden W. et al, 1979]. Здесь встречаются культуральные и субкультуралъные запреты (когда-то не нарушаемое мусульманами запрещение употреблять спиртные напитки, согласно завету Мухаммеда; «сухие законы», бытовавшие но многих студенческих строительных отрядах; запрет на алкоголь и наркотики в некоторых подростковых и молодежных неформальных группировках).

Среди индивидуально-психологических факторов могут быть упомянуты страх навредить своему здоровью или превратиться в наркомана, а также реакция отрицательной имитации у подростков при тяжелом алкоголизме родителей [Личко А.Е., 1977; Булотайте Л.И., 1987].

После лечения алкоголизма и наркоманий, особенно когда была выраженная физическая зависимость, мотивацией воздержания может стать страх рецидива этой зависимости.

Другие социально-психологические факторы, способствующие аддиктивному поведению

Распространено мнение, что важными причинами аддиктивного поведения подростков являются безделье, скука, неумение себя занять, падение интереса к духовным ценностям старшего поколения. Отсюда следуют призывы строить побольше спортивных площадок, организовывать всякого рода кружки, «клубы по интересам» и т.п. В какой-то степени старшее поколение, предлагая подобные меры, выявляет неисполнившиеся мечты собственной юности, а не интересы современных подростков.

Попытка объективно оценить условия, способствовавшие злоупотреблению дурманящими средствами, на основании не только опроса самих подростков и их родителей, но также сведений из учебных заведений, от инспекторов по делам несовершеннолетних и других источников, показала, что подобная «скука» как единственный фактор оказалась одним из самых редких условий.

Другие социально-психологические факторы встречались не с меньшей, а с большей частотой:

- «скука», безделье, незанятость - 1%
- наличие наркоманов - членов семьи - 1%
- переживание собственной сексуальной неполноценности (импотенция, гомосексуализм) - 3%
- раскрытие факта усыновления - 3%
- развитие психоза у одного из родителей - 3%
- непосредственно предшествующие злоупотреблению трагические события в семье (суицид одного из родителей и т.п.) - 4%
- лишение роли «кумира семьи» - 6%
- положение «Золушки» в связи с изменением состава семьи (появление отчима, сводного сиблинга и т.п.) - 7%
- вынужденная разлука с лицом, к кому была сильная эмоциональная привязанность - 8%
- отвержение со стороны сверстников из-за физического недостатка - 9%
- помещение в специальный интернат для трудных подростков - 9%
- бунт против чрезмерной опеки со стороны родителей и других членов семьи - 12%
- алкоголизм матери - 13%
- «семейный крах», резко изменивший социальный и психологический статус подростка - 14%
- эмоциональное отвержение со стороны матери - 17%
- постоянные конфликты между родителями - 17%
- невозможность удовлетворить завышенные притязания в отношении своего будущего - 18%
- жестокое обращение с подростком в семье - 19%
- несостоятельность в учебе - 27%
- способствующие условия остались невыясненными - 15%

Сумма процентов составляет больше 100, так как у одного и того же подростка могло быть отмечено наличие 2-3 факторов.

Сущность некоторых из перечисленных факторов можно пояснить следующими примерами.

Жестокое обращение видно в случае постоянного избиения подростка пьяным отцом без всякого повода, только чтобы «сорвать зло» на изменившую ему когда-то мать. Завышенные притязания обычно проявляются безнадежным намерением стать актером, журналистом, художником, поступить в «престижный» вуз при отсутствии достаточных способностей для этого. Эмоциональное отвержение со стороны матери становится очевидным, когда после развода с отцом она снова выходит замуж или заводит сожителя, а сына помещает в интернат. Примером «семейного краха» может быть случай, когда в благополучной, жившей в большом достатке семье отец был осужден на длительный срок за крупные взятки, у матери развился психоз, принявший хроническое течение, и ее надолго поместили в психиатрическую больницу, а 16-летний подросток оказался совершенно один и без средств. Чрезмерная опека может достигать постыдной для подростка слежки за ним со стороны неработающих членов семьи. Например, мать и бабка ходили по пятам за 16-летним подростком, когда он шел в школу, встречали его после уроков, а дома стояли под дверьми ванной и туалета, подслушивая, не занимается ли он онанизмом. Вынужденная разлука с тем, к кому была сильная эмоциональная привязанность, особенно ярко выступила, когда отец и мать при разводе разлучили 15-летних однояйцевых близнецов, разъехались в разные города и запретили им даже переписываться друг с другом.


1 Серьгу в мочке правого уха носили «голубые», т.е. гомосексуалисты.



ВНИМАНИЕ!!! Вся информация предоставляется исключительно с образовательной целью.
Наркотики вызывают зависимость, вредят здоровью и угрожают жизни!

 © 2007-2018 Наркотики.SU
 ссылки статьи контакты реклама

Энциклопедия наркотиков
все о наркотиках и лечении наркомании

Rambler's Top100  
Free Web Hosting