Энциклопедия наркотиков
главная | а | б | в | г | д | з | и | к | л | м | н | о | п | р | с | т | ф | х | ц | ч | ш | э | наркомания | алкоголизм | курение | лечение | личности | закон  

Организация наркологической помощи и ухода для женщин: тематические исследования и накопленный опыт:



2. БАРЬЕРЫ ДЛЯ ДОСТУПА К ЛЕЧЕНИЮ

Описанные в главе 1 социально-половые различия применительно к употреблению психоактивных веществ, а также имеющиеся данные исследований указывают на то, что, в числе других различий, женщины, как правило, испытывают более острые трудности с получением доступа к лечению и сталкиваются с потенциально более значительными препятствиями в получении такого доступа, чем мужчины. Несмотря на различия между отдельными культурами и странами, женщины в разных регионах мира сталкиваются во многом с аналогичными барьерами в деле получения доступа к лечению и прохождения лечения. Эти барьеры наиболее часто обусловливаются их функциями как жен/ партнеров и матерей, трудностями, связанными с

ВСТАВКА 3 ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ЖЕНЩИН О БАРЬЕРАХ ДЛЯ ДОСТУПА К ЛЕЧЕНИЮ

В четырех исследованиях представлений женщин, употребляющих психоактивные вещества, в различных регионах мира - Австралии, Индии, Канаде и шести европейских странах (Австрия, Германия, Испания, Италия, Португалия и Франция) - по вопросу о препятствиях или барьерах для получения к доступу лечения отмечены некоторые постоянно встречающиеся темы [1–4]. Эти темы включают такие касающиеся семейных и иных отношений вопросы, как страх потерять опеку над ребенком или заботы, связанные с уходом за ребенком, необходимость в получении согласия партнера для прохождения лечения, страх быть покинутой партнером; вопросы, касающиеся стигматизации и чувства стыда, такие как обеспокоенность тем, что люди будут считать их наркоманками; и вопросы, касающиеся лечения, такие как страх необходимости отказа от употребления психоактивных веществ, страх эксплуатации, непонимание того, что наркомания является болезнью, и вера в то, что они смогут победить наркоманию самостоятельно, обеспокоенность тем, что обслуживающие учреждения не будут учитывать их женские потребности, обеспокоенность отсутствием услуг для беременных женщин и дефицит информации о вариантах лечения и сроках ожидания. наличием сексуального партнера, употребляющего психоактивные вещества, и существенной дополнительной стигматизацией в отношении женщин, испытывающих проблемы в связи с употреблением психоактивных веществ. Некоторые исследования представлений о препятствиях или барьерах в получении доступа к лечению для женщин, проживающих в различных странах мира, резюмируются во вставке 3.

Следует отметить, что, хотя некоторые из барьеров, рассматриваемых в настоящей главе, также могут действовать и в отношении мужчин, в целом они являются более значительными в случае женщин.

Хотя дефицит информации об употреблении психоактивных веществ и проблемах, существующих в среде женщин во многих странах, затрудняют определение той степени, в которой они недопредстав-лены в лечебных учреждениях, многочисленные опубликованные сообщения и статьи [5-7], посвященные женщинам и употреблению психоактивных веществ, содержат выводы о том, что женщины сталкиваются с особыми системными, структурными, социокультурными и личными препятствиями в деле получения доступа к лечению, которые необходимо учитывать при планировании оказания услуг.

Системные барьеры

Системные барьеры представляют собой препятствия, которые затрудняют развитие оказания услуг, отвечающих потребностям женщин. Некоторые из этих барьеров не имеют особого отношения к развитию услуг по лечению наркомании, а, возможно, существуют и в области оказания других услуг, связанных со здравоохранением, таких как программы сокращения риска ВИЧ-инфекции или кардиологические программы. К числу важных системных барьеров в отношении женщин относятся следующие:

а) Дефицит полномочий в области принятия решений. Женщины недопредставлены на руководящих должностях, которые могут оказывать воздействие на разработку программ и распределение ресурсов. Что касается наиболее высокого уровня, то согласно информации Фонда Организации Объединенных Наций для развития в интересах женщин [8] женщины по большей части отсутствуют в органах законодательной власти, поскольку на них в среднем приходится лишь 14 процентов членского состава, причем между богатыми и бедными странами не имеется каких-либо системных различий. Это может затруднить привлечение внимания соответствующих органов к необходимости проведения исследований и разработке программ, направленных на решение социально-половых вопросов, а также к необходимости выделения ресурсов, предназначенных для лечения женской наркомании;
b) Ограниченная информированность о социально-половых различиях в факторах, определяющих состояние здоровья и результаты лечения. На состояние здоровья отдельных людей помимо доступа к традиционным услугам здравоохранения влияют также и многие другие факторы. На различия в состоянии здоровья людей могут оказывать влияние биологические факторы, а также факторы, связанные с образованием, материальным положением, жилищными условиями, занятостью, личной гигиеной и физической окружающей средой. Применительно ко многим этим факторам отмечаются и социально-половые различия, которые необходимо учитывать при организации услуг здравоохранения, в том числе в области лечения наркомании. Например, женщины в целом меньше зарабатывают, что может повлиять на их способность поддерживать хорошее состояние здоровья или оплачивать необходимые медицинские услуги. Меры, направленные на изменение высокоопасных моделей поведения, таких как совместное использование шприцев или применение презервативов, должны особо учитывать социально-половые различия, поскольку женщины часто находятся в более слабом по сравнению с мужчинами положении, чтобы настоять на использовании более безопасных методов. Проблемы наркомании могут обостряться в результате таких факторов, как плохое питание, нищета, плохое состояние репродуктивного здоровья и безграмотность, что особенно верно в случае развивающихся стран;
c) Отсутствие понимания проблем женщин-наркоманок и их потребностей в лечении в результате различных социокультурных и политических обстоятельств. Наблюдается увеличение числа опубликованных и неопубликованных статей и сообщений о проблемах женщин-наркоманок, однако в демографических обследованиях, других эпидемиологических исследованиях, посвященных вопросам употребления психоактивных веществ, или в биологических, профилактических и медицинских исследованиях как фармакологического, так и поведенческого характера отсутствует систематический анализ социально-половых проблем. Кроме того, имеющаяся информация касается в огромной мере женщин, проживающих в развитых регионах мира, таких как Северная Америка, Европа и Австралия. Данных о женщинах в Африке, Азии и Южной Америке значительно меньше. Однако и в развитых, и в развивающихся регионах могут возникать сложности с получением информации, необходимой для планирования и организации услуг для женщин;
d) Отсутствие надлежащих недорогостоящих моделей лечения, учитывающих социально-половые соображения и строящихся на практических данных. Хотя в течение последних десятилетий публиковалась информация о принципах, руководящих положениях, оптимальных видах практики и эффективных моделях лечения женской наркомании, большинство программ оказания услуг по-прежнему ориентировано в первую очередь на мужчин. Кроме того, многие подходы и модели лечения, предназначенные специально для женщин, были разработаны в Соединенных Штатах и других развитых странах, и для их применения к женщинам, проживающим в других политических и социально-культурных условиях, потребуются средства для проведения исследований;
e) Различия в организации и финансировании услуг здравоохранения. На адаптацию моделей лечения для женщин, разработанных на основе практических результатов, могут оказать воздействие различия в организации и финансировании услуг здравоохранения и услуг по лечению наркомании. Например, хотя недорогостоящие или бесплатные услуги без направления в лечебное заведение, которые предоставляются поблизости от места проживания женщин, и являются, возможно, более доступными, чем услуги, оказываемые за плату в лечебном учреждении, между странами существуют значительные различия в том, что касается приемлемости и наличия амбулаторных услуг по сравнению со стационарным лечением, а также в вопросах стоимости лечения;
f) Необходимость в комплексном наборе услуг. По сравнению с мужчинами женщины, обращающиеся за лечением, обычно испытывают более острые проблемы, в том числе травматического и психологического характера, более обременены семейными обязанностями и обладают меньшими ресурсами с точки зрения образования, занятости и доходов. Им также могут требоваться дородовые услуги, услуги по уходу за ребенком и по лечению посттравматического и психологического состояния, а также внимание к практическим нуждам, связанным с уходом за ребенком, транспортом, питанием и жильем. Поскольку оказание всех этих услуг в одном месте может оказаться невозможным, необходимо изучить и разработать модели, строящиеся на основе механизмов кооперации, партнерства и обслуживания. Это может быть связано с особыми трудностями в тех районах, где ощущается дефицит ресурсов и/или проживает незначительное население, где инфраструктуры для оказания таких услуг не имеется или где женщинам приходится переезжать на большие расстояния для получения таких услуг.

Структурные барьеры

Под структурными барьерами понимаются принципиальные подходы и практика на уровне оказания услуг или уровне программ, затрудняющие доступ женщин к лечению от наркомании. Как и в случае системных барьеров, они могут действовать не только в отношении услуг по лечению наркомании, но также и других служб системы здравоохранения, и не только в отношении женщин, но также и в отношении мужчин:

a) Уход за детьми. Исследования, рассмотренные в предыдущей главе, свидетельствуют о том, что вероятность того, что на попечении лица, обращающегося за лечением, будут находиться дети, более высока в случае женщин, чем в случае мужчин. Отсутствие возможности для ухода за детьми является, по всей вероятности, наиболее часто встречающимся фактором, ограничивающим доступ женщин к лечению, как на это указывает литература и предметные исследования, рассматриваемые в настоящей публикации. Исследования, обсужденные в предыдущей главе, показывают, что в случае женщин по сравнению с мужчинами более высока вероятность того, что они проживают совместно с партнером-наркоманом, происходят из семей, в которых наблюдались проблемы с употреблением психоактивных веществ, или в детстве являлись жертвами физического или сексуального насилия или безнадзорности. Все эти факторы могут лишить женщин доступа к "естественным" источникам поддержки и помощи в деле ухода за детьми (речь идет, например, о супругах, родителях или других членах семьи). Хотя общество совершенно правильно обеспокоено благосостоянием детей, лишь немногочисленные программы по лечению наркомании располагают финансовыми средствами для оказания помощи в деле ухода за детьми и реализации соответствующих проектов в интересах детей;
b) Услуги для беременных женщин. Беременные женщины сталкиваются с проблемами, которых в случае мужчин не существует. В ряде стран употребление психоактивных веществ во время беременности может привести к выдвижению уголовных обвинений и заключению в тюрьму на срок беременности и кормления грудью. В других правовых системах органы, занимающиеся вопросами благосостояния детей, могут ставить знак равенства между употреблением психоактивных веществ и оставлением детей без надзора или злоупотреблениями в их отношении. Непреднамеренное последствие такой политики состоит в том, что женщины, испытывающие проблемы в связи с употреблением психоактивных веществ, будут, по всей вероятности, с меньшей готовностью обращаться к услугам по оказанию дородовой помощи во время беременности, что может повлечь серьезные медицинские последствия как для матери, так и для плода и общества в целом. Клинические данные также показывают, что женщина, которая утрачивает опеку над своими детьми, может вновь забеременеть. Это может привести к циклу новых беременностей каждый раз, когда женщина утрачивает опеку над ребенком. Даже если подобные карательные подходы не применяются, беременные женщины могут не иметь доступа к эффективным услугам (в том числе, например, услугам по оказанию дородовой помощи, целенаправленному лечению наркомании и другим необходимым медицинским и социальным услугам), или им может не предоставляться приоритетного доступа к услугам по лечению наркомании;
c) Место осуществления и стоимость программ лечения. Такие факторы, как культурные нормы, не позволяющие женщинам оставлять свои общины, обязанности женщин по уходу за детьми и ведению домашнего хозяйства, отсутствие транспорта для проезда к месту лечения и затраты, связанные с его прохождением, затрудняют для многих женщин возможность уехать из своей общины для прохождения стационарного лечения. Женщины могут также испытывать трудности в получении доступа к амбулаторным программам, которые функционируют в относительно удаленных от места их проживания местах, даже если такие программы действуют в том же городе или общине;
d) Жесткие графики программ. Семейные и домашние обязанности женщин могут затруднить их участие в программах с жестко установленными графиками. Гибкие графики программ, предусматривающие возможность лечения на основе "день/выходные/ вечер", могут способствовать улучшению доступа. Исследовательские данные [9] показывают, что женщины, получающие лечение с применением опиоидов, которое требует ежедневного посещения клиники, сталкиваются с особыми барьерами, связанными с ограниченными часами работы (например, соответствующие учреждения закрываются по вечерам), а также правилами, касающимися возможности взять необходимые дозы с собой. Многие программы осуществляются в стационарных учреждениях и не предусматривают оказания услуг на дому;
e) Очереди и возможности оперативного реагирования на возникающие потребности. Некоторые исследования (см. главу 1) показывают, что женщины могут ожидать начала лечения более длительный срок, чем мужчины, особенно в том, что касается стационарного лечения. Невозможность обеспечить женщинам на их обращения оперативное реагирование или предоставить им немедленную помощь после первоначального вступления в контакт может привести к тому, что женщины так и не пройдут лечения;
f) Отказ в приеме женщинам, употребляющим психоактивные медицинские препараты. Некоторые программы не принимают пациентов, употребляющих медицинские препараты для лечения сопутствующих психиатрических расстройств. Это может оказывать более значительное воздействие на женщин, чем на мужчин, поскольку риск возникновения у женщин некоторых психиатрических расстройств, таких как состояние страха, депрессия и посттравматический стресс, является более высоким, равно как и показатели употребления психоактивных медицинских препаратов. Аналогично, некоторые программы не принимают пациентов, которые употребляют мета-дон или другие препараты-заменители, содержащие опиоиды, поскольку действует требование о том, чтобы пациент отказался от употребления любых психоактивных веществ. Это может иметь особые последствия для беременных женщин и женщин, испытывающих опиоидную зависимость;
g) Физическая безопасность. Для всех женщин, особенно для тех, которые являлись жертвами физического или сексуального насилия и жизнь которых проходит в чрезвычайно уязвимых для насилия условиях (например, женщин, работающих в секс-индустрии), отсутствие физической безопасности в рамках программ лечения и вне этих рамок может представлять собой барьер для начала и прохождения лечения. Диапазон проблем в области безопасности простирается от возможности для мужчин заходить в спальные помещения женщин в лечебных учреждениях до расположения места оказания услуг в небезопасных районах;
h) Программы по сокращению вреда. Некоторые женщины не готовы к достижению цели абстиненции или могут не рассматривать вопрос о сокращении употребления психоактивных веществ в качестве приоритетного. При отсутствии возможности прохождения программ по сокращению ущерба женщины могут отказываться от обращения к лечению или от его прохождения;
i) Координация услуг. Людям, испытывающим проблемы с употреблением психоактивных веществ, часто требуются разнообразные медицинские и социальные услуги. Плохая координация и отсутствие связей между ключевыми системами могут создавать серьезные препятствия для возможности удовлетворить эти потребности. Для женщин особое значение имеют координация и связи между системой лечения наркомании, системой заботы о детях и системой предродовой помощи. Барьеры в области координации между системами часто связаны с различиями в понимании проблем наркомании, вопросами территориальности (на чьей территории проживает пациент) и различными подходами и процедурами в вопросе конфиденциальности;
j) Отсутствие возможностей по выявлению, направлению на лечение и принятию мер в первичных учреждениях здравоохранения и других секторах. Проведенные исследования и представленные сообщения свидетельствуют о той важной роли, которую специалисты по оказанию помощи могут играть в выявлении проблем наркомании у своих пациентов и в оказании им поддержки в вопросе о прохождении ими лечения. В то же время такие специалисты могут быть недостаточно квалифицированы для выполнения этих задач. На работе специалистов, оказывающих помощь, могут также сказываться культурные нормы или правила поведения в общинах, в которых они проживают. Они могут не признавать того факта, что женщины употребляют психоактивные вещества, негативно относиться к женщинам, испытывающим проблемы в этой области, или быть плохо информированными и недостаточно понимать факторы, которые могут вызвать риск возникновения у женщин проблем наркомании, включая такие факторы, как биологические различия, физическое или сексуальное насилие, наличие партнеров-наркоманов, а также состояние страха и депрессии. Этот аспект вызывает особую тревогу, учитывая, что сами женщины могут не рассматривать свои проблемы как связанные с употреблением психоактивных веществ, а обращаться за получением медицинской или психиатрической помощи или чувствовать себя более комфортно, если помощь им будет предоставляться в учреждениях, не связанных напрямую с лечением наркомании, что объясняется страхом стигматизации;
k) Информация о возможностях прохождения лечения. Специалисты по оказанию помощи, а также женщины и их семьи часто не обладают информацией об имеющихся возможностях прохождения лечения.

Барьеры социального, культурного и личного характера

Обращаясь к лечению наркомании, женщины сталкиваются со значительными барьерами социального, культурного и личного характера. Это связано с существующими социальными и культурными нормами, касающимися, в частности, следующего: представления о роли женщины и о том типе поведения, который считается надлежащим; недостаточная наделен-ность женщин правами во многих обществах; социальные и общинные нормы и подходы в вопросе о женщинах, испытывающих проблемы, связанные с наркоманией.

Неблагоприятные условия жизни. Во многих странах, особенно в развивающемся мире, жизнь женщин может проходить в очень неблагоприятных условиях, характеризующихся нищетой, отсутствием элементарной медицинской помощи и помощи по уходу за репродуктивным здоровьем, низкими уровнями грамотности, отсутствием доступа к финансовым средствам для ведения домашнего хозяйства и насилием в семьях. В некоторых обществах женщины имеют мало возможностей или средств, для того чтобы изменить условия своей жизни.

Стигматизация, чувство стыда и вины. Во многих обществах и культурах употребление женщинами психоактивных веществ влечет за собой более острую стигматизацию, чем наркомания мужчин. В результате этого чувства стыда и вины, которые женщины испытывают в связи со своей наркоманией и "неудачей" в попытке организовать свою жизнь с учетом господствующих в обществе ожиданий и представлений о ролях, затрудняют осознание женщинами тех связанных с наркоманией проблем, с которыми они столкнулись, а также обращение за помощью. Эти чувства могут носить еще более острый характер в случае женщин, работающих в области секс-индустрии, женщин, имеющих детей, за которыми они не способны обеспечить должный уход, и женщин, проживающих в обществе, где действуют жесткие культурные табу применительно к женщинам, употребляющим психоактивные вещества. В подобных обстоятельствах женщины могут считать, что они еще более удаляются от достижения господствующих в обществе ожиданий.

Страх потерять опеку над детьми. Беременные женщины и женщины, имеющие детей, часто боятся того, что испытываемые ими проблемы с наркоманией и тот факт, что они хотели бы пройти лечение, станут известными. Они часто испытывают вполне обоснованные опасения, что будут сочтены плохими матерями и потеряют опеку над детьми. О существовании таких опасений свидетельствуют многие предметные исследования, описанные в настоящей публикации.

Отсутствие поддержки со стороны семьи, особенно супруга/партнера/важного для женщины мужчины. Данные исследований свидетельствуют о том, что в случае женщин вероятность проживания с сексуальным партнером-наркоманом и истории наркомании в родной семье является более высокой, чем в случае мужчин. Поскольку отношения играют в жизни женщины чрезвычайно значимую роль, женщины, проживающие с партнером-наркоманом, могут опасаться обращения к лечению по причине страха разрыва в отношениях. В некоторых культурах женщинам может запрещаться покидать дома для прохождения лечения или же супруги могут отказывать в поддержке женам, оставившим семейные и домашние обязанности. В этих обстоятельствах члены семьи могут направить женщин на лечение только в том случае, когда они не способны выполнять свои семейные обязанности или когда состояние их здоровья является очень плохим.

Употребление психоактивных веществ в качестве решения, а не проблемы. Для многих женщин употребление психоактивных веществ представляет собой способ самолечения эмоциональных проблем или переживаний, связанных с жизнью в чрезвычайно трудных обстоятельствах. Например, многие женщины поддерживают отношения, которые характеризуются совместным употреблением психоактивных веществ, физическим и сексуальным насилием, ВИЧ и другими инфекционными заболеваниями и иногда принуждением к работе в секс-индустрии или к занятию незаконной торговлей наркотиками. В подобных ситуациях женщины могут чувствовать себя раздавленными жизненными обстоятельствами и не способными отыскать выход.

Отсутствие доверия к эффективности лечения. Исследовательские данные о существующих у женщин представлениях о лечении показывают, что некоторые женщины считают, что они могут сами справиться со своими проблемами и/или что у них отсутствует доверие к эффективности лечения.

Ключевые моменты

Ключевые моменты главы 2 могут быть сформулированы следующим образом:

- доступу женщин к лечению препятствуют системные барьеры, которые отражают недостаточное осознание и понимание социально-половых различий и ограниченную способность женщин оказывать воздействие на принятие решений по вопросам политики и распределения ресурсов во многих странах. Системные барьеры препятствуют развитию услуг, приспособленных к потребностям женщин;
- принципиальные подходы и практика на уровне оказания услуг или программ создают структурные барьеры для доступа женщин к лечению. Особенно значительными барьерами для женщин является отсутствие средств для обеспечения ухода за детьми, карательные подходы в отношении беременных женщин, употребляющих психоактивные вещества, места осуществления программ и стоимость участия в них, жесткие программные графики и критерии допуска, опасения, связанные с безопасностью, и отсутствие информации о имеющихся возможностях прохождения лечения;
- при обращении к лечению женщины также сталкиваются с барьерами социального, культурного и личного характера. К их числу относятся острая стигматизация и чувства стыда и вины, связанные с употреблением психоактивных веществ и аналогичными проблемами у женщин, страх потерять опеку над детьми, отсутствие со стороны партнера или других членов семьи поддержки решения о прохождении лечения и недоверие к лечению.

Ссылки

1. J. Copeland, "A qualitative study of barriers to formal treatment among women who self-managed change in addictive behaviours", Journal of Substance Abuse Treatment, vol. 14, No. 2 (1997), pp. 183-190.
2. P. Murthy, Women and Drug Abuse: the Problem in India (India, Ministry of Social Justice and Empowerment and United Nations International Drug Control Programme, Regional Office for South Asia, 2002).
3. N. Poole and B. Isaac, Apprehensions: Barriers to Treatment for Substance-Using Mothers (Vancouver, Canada, British Columbia Centre of Excellence for Women's Health, 2001) (available at www.bccewh.bc.ca/PDFs/apprehensions.pdf).
4. L. Rabuffetti, "Barriers to treatment for addicted women in Europe", paper presented to the IREFREA seminar on new approaches to prevent drug use and dependence among young people, Athens, 20-21 October 2003.
5. Health Canada, Best Practices: Treatment and Rehabilitation for Women with Substance Use Problems (Ottawa, Minister of Public Works and Government Services, Canada, 2001) (available at www.cds-sca.com/).
6. D. Hedrich, Problem Drug Use by Women: Focus on Community-based Interventions (Strasbourg, Pompidou Group, 2000) (available at www.coe.int/T/E/Social_Cohesion/pompidou_group/5.Publications/).
7. J. Becker and C. Duffy, Women Drug Users and Drugs Service Provision: service-level responses to engagement and retention, Report for the Home Office Drugs Strategy Directorate, DPAS Paper No. 17 (London, Home Office, 2002) (available at www.drugs.gov.uk/ ReportsandPublications/Communities/1034596415/WomenDrugUsersandServiceProvision.pdf).
8. United Nations Development Fund for Women, Progress of the World's Women 2002: Gender Equality and the Millennium Development Goals (New York, 2002) (available at: www.unifem.org/index.php?f_page_pid=10).
9. W. Swift, J. Copeland and W. Hall, Characteristics and Treatment Needs of Women with Alcohol and Other Drug Problems: Results of an Australian National Survey (Canberra, Australia, National Drug Strategy Research Report Series, Report No. 7, 1995.

Библиография

Addiction Research Foundation. The hidden majority: a guidebook on alcohol and other drug issues for counsellors who work with women, Toronto, Canada, 1996.
Andrulis, D., and Hopkins, S. Public hospitals and substance abuse services for pregnant women and mothers: implications for managed-care programs and Medicaid, Journal of urban health 78:1:181-198, 2001.
Blumenthal, S. J. "Women and substance abuse: a new national focus", Drug addiction research and the health of women. Cora Lee Wetherington and Adele B. Roman, eds. Rockville, Maryland, United States Department of Health and Human Services, National Institute on Drug Abuse, 1988, p. 13-32. NIH publication No. 98-4289.
Canadian Institute for Health Information, Women's health surveillance report: a multidimensional look at the health of Canadian women. Ottawa, Canada, 2003.
Coletti, S. Service providers and treatment access issues. Drug addiction research and the health of women. Cora Lee Wetherington and Adele B. Roman, eds. Rockville, Maryland, United States Department of Health and Human Services, National Institute on Drug Abuse, 1998. p. 237-244. NIH publication No. 98-4289.
Copeland, J. and Hall, W. A comparison of women seeking drug and alcohol treatment in a specialist women's and two traditional mixed-sex treatment services. British journal of addiction 87':9: 1293-1302, 1992.
A comparison of predictors of treatment drop-out of women seeking drug and alcohol treatment in a specialist women's and two traditional mixed-sex treatment services, British journal of addiction 87:6:883-890, 1992.
Covington, S. S. Helping women recover; creating gender-responsive treatment, The handbook of addiction treatment for women: theory and practice. S. L. Straussner and S. Brown, eds. San Francisco, Jossey-Bass, 2002.
Extrinsic barriers to substance abuse treatment among pregnant drug dependent women. By M. A. Jessup and others. Journal of drug issues 33:2:285-304, 2003.
Health Canada, Best practices; fetal alcohol syndrome/fetal alcohol effects and the effects of other substance use during pregnancy. Ottawa, Canada, Minister of Public Works and Government Services, 2001.
Mactas, D. J. Treatment of women with substance abuse problems. Drug addiction research and the health of women. Cora Lee Wetherington and Adele B. Roman, eds. Rockville, Maryland, United States Department of Health and Human Services, National Institute on Drug Abuse, 1998. p. 565-572. NIH publication No. 98-4289
Swift, W., Copeland, J., and Hall, W. Characteristics of women with alcohol and other drug problems; findings of an Australian national survey. Addiction 91:8:141-1150, 1996.
United States of America, Department of Health and Human Services, Substance Abuse and Mental Health Services Administration, Center for Substance Abuse Treatment, Substance abuse treatment: addressing the specific needs of women. Rockville, Maryland. In press.
Wallen, J. Need for services research on treatment for drug abuse in women, Drug addiction research and the health of women. Cora Lee Wetherington and Adele B. Roman, eds. Rockville, Maryland, United States Department of Health and Human Services, National Institute on Drug Abuse, 1998. p. 229-235. NIH publication No. 98-4289.
Weber, E. M. Alcohol-and-drug-dependent pregnant women; laws and public policies that promote and inhibit research and the delivery of services. Methodological issues in epidemiological, prevention, and treatment research on drug-exposed women and their children. National Institute on Drug Abuse, M. M. Kilbey and K. Asghar, eds. Rockville, Maryland, United States Department of Health and Human Services, 1992. p. 349-365. Research Monograph No. 117.
Wevers, A. Quietly different; women drug users, Harm reduction news 2:3, 2001. p. 6 and 8.
Women drug abuse in Europe; gender identity. By P. Stocco and others. IREFREA and European Commission, Venice, Italy, 2000.



ВНИМАНИЕ!!! Вся информация предоставляется исключительно с образовательной целью.
Наркотики вызывают зависимость, вредят здоровью и угрожают жизни!

 © 2007-2018 Наркотики.SU
 ссылки статьи контакты реклама

Энциклопедия наркотиков
все о наркотиках и лечении наркомании

Rambler's Top100  
Free Web Hosting