Энциклопедия наркотиков
главная | а | б | в | г | д | з | и | к | л | м | н | о | п | р | с | т | ф | х | ц | ч | ш | э | наркомания | алкоголизм | курение | лечение | личности | закон  

Татура Ю.В. Наркомания: тонкости, хитрости и секреты:



ОТ «ПИВКА» ДО «ТРАВКИ»...

Бизнес и наркомания

Первый раз я вмазалась ханкой в 16 лет. Меня специально хотели присадить на иглу, чтобы я им таскала деньги, с деньгами у меня тогда вообще проблем не было. Но я после 6 или 7 раза употребления познакомилась с одним человеком, он был на 12 лет старше меня, прикинутый, имел уважение, хорошую репутацию в городе. Я от него вообще была без ума. Но думала, что мне ничего не светит. Куда мне, малолетка, да у него таких сотни. Но через какое-то время мы стали жить вместе. Я училась в техникуме, поначалу мы не кололись, я имела все, что захочу, я о таком даже не мечтала, мне никогда и ни с кем в жизни не было как классно. Мы просто очень любили друг друга. Мне больше никто не нужен был, даже свою мать не видела месяцами. Как-то прихожу из техникума и вижу, что он раскумаренный, помню, был кипеш, я начала собирать вещи, кричала, что если ты мне не дашь вмазаться тоже, я уйду. Он меня очень любил и боялся, что мы расстанемся. После этого мы кололись каждый день. Мы прожили вместе три года, и эти три года пролетели как во сне. Я до сих пор вспоминаю, как тогда было классно. С наркотой никогда проблем не было, с деньгами тоже, мне так нравилось вести такой образ жизни. Я стала смотреть на всех свысока. Могла просто наорать на человека, унизить или просто сделать так, чтобы как следует получил по башке, если грубо ответил. Помню, приезжает без машины, разбил, рас-кумаренный. Ладно, хоть сам жив остался. Прошло какое-то время, с пацанами поехал за другой, по дороге домой попал в аварию, больше месяца лежал в больнице. Когда приехал домой, пацаны отдали ему 2 заправки, их только надо было привести в порядок и следить за ними. Естественно, никакие дела не делались, мы целыми днями кололись. Я помню, приезжают к нам бригадные пацаны, они долго разговаривали, когда уехали, он был сам не свой, кинул на стол пакет с деньгами и кое-как объяснил мне, в чем дело. Оказалось, что он продал крышу и заправку. Я его тогда вообще не поняла, почему он это сделал, наоборот, вместо поддержки высказала ему все, что думаю, что он прогнал. Но уже я понимаю, что наркоман никаких серьезных дел вести не может. И, может, еще год, а может, и меньше - у него просто бы забрали, но он не прожил больше не год и даже не пол.

Государство - машина принуждения. Машина принуждения называется террор. Капитализм - государство, где принуждение осуществляется через террор экономический. Экономическое принуждение основано на нехватке. Общество всеобщего благоденствия, общество без нехватки - для капиталистического уклада враг номер один.

Поскольку материальные потребности человеческого вида (воздух, еда, питье, женщины) ограничены принадлежностью человека к homo sapi-ens, для непрерывного возрастания потребностей требуется эволюция от гомо сапиенса к новому человеческому виду. Эволюция, параллельная эволюции к «человеку сознательному» русских социалистов 1920-х, но направленная в обратную сторону - к человеку потребляющему. Превращение человечества в «людей потребляющих» есть главная заявленная цель капиталистического промывания мозгов - маркетинга и индустрии развлечений. Изобретенный в 1880-х, маркетинг стал к середине ХХ века основной отраслью капиталистического производства. В большинстве корпораций на маркетинг тратится больше средств, чем на сырье, зарплату трудящимся, станки и амортизацию вместе взятые.

К середине 1990-х индустрия оболванивания практически слилась с компьютерной индустрией. Это привело к жесточайшему кризису капиталистической системы. Отныне любое маркетинговое усилие по оболваниванию населения и искусственному увеличению потребностей приводит к соизмеримым затратам в сфере технологий, что повышает производительность труда. Парадигма 50-70-х - маркетинг, ведущий к постоянному росту потребностей, обгоняющему рост производительности, - больше не работает.

Нельзя думать, что капитализм находится в безвыходном положении. Выходов как раз много, и создается впечатление, что будут задействованы они все вместе.

Самое очевидное решение - силовое: мондиализация мирового сообщества с последующим сворачиванием технического прогресса и фундаментальной науки по всем фронтам.

Решение номер два - немного изобретательнее. Проблема перепроизводства является, по сути, проблемой занятости, которую следует решать созданием новых рабочих мест. Но этого недостаточно - требуется создать экономическую или политическую необходимость в данном рабочем месте. Или просто заставить людей работать. Это объясняет лавинообразный рост тюремного населения в развитых странах - по 5-8 процентов в год. Создается миф о необходимости перераспределения занятости в пользу тех или иных видов непроизводительного труда (социальных работников, тюремщиков, полицейских).

Получается, что постоянный рост преступности не только выгоден капиталистическому обществу, но и необходим развитому капитализму для поддержания его существования.

Есть и третья парадигма выживания капитализма. Вместо изобретения новых продуктов и внедрения мифов об их необходимости следует продавать какой-нибудь из действительно необходимых части населения продуктов - воздух, например, или воду. Это уже происходит, но на продаже воды и воздуха много денег не сделаешь - капиталиста интересует «маржа», profit margin, а с дешевого продукта маржа некрупная. Для маржи нужно сделать этот гипотетический товар искусственно дороже себестоимости.

Подытожив, мы получаем следующее. Капитализм нуждается в товаре, действительно (а не мифически) необходимом большой части населения. Нужно, чтобы необходимость этого товара была очевидна не через свободную конкуренцию маркетинговых кампаний, а дана в ощущении. Еще нужен способ маргинализовать и лишить прав большую часть населения, чтобы занять еще большую часть населения в социальной сфере. Наконец, необходима мондиализация глобального сообщества: объединяющие мир экономические связи должны быть замещены эффективным механизмом глобального принуждения.

Уважаемые читатели, рассмотрим такую гипотетическую ситуацию. Не один десяток лет существует товар Х. Для большой доли населения (десятки миллионов в «развитых» странах, и их доля растет) - это товар первой необходимости. Продажа Х дает экономике развитых стран больше прибыли, чем торговля оружием и сигаретами, вместе взятыми.

Х не нуждается в маркетинговых кампаниях, а охрана сложившейся (и оборачивающейся сверхприбылями) ситуации является самым частым поводом для интервенции западных государств во внутренние дела третьего мира. Более того, глобальное разделение труда при производстве Х служит эффективнейшим средством объединения национальных экономических систем. Таким образом, Х - это главный архитектор мондиализма.

Такой товар есть. Он называется наркотик. Капитализм может выжить, только лишь увеличивая уровень и прибыль продаж - рынок наркотика ничем не ограничен, а сверхприбыли ставятся в зависимость от степени криминализации наркомании, то есть потенциально тоже не ограничены ничем.

По сути, наркотики являются метафорой для всего капиталистического образа жизни - распространившаяся по телу человечества язва маркетинга во имя купли-продажи, во имя дальнейшего маркетинга лишь повторяет структуру распространения наркотика среди населения. Единственная (и страшная) разница в том, что героин не нуждается в рекламе - он продает себя сам.

Наркотик - явление очень странное. Всем на свете, включая и заядлых наркоманов, известно, что героин - это бяка. Никто этого не оспаривает. Героин есть медленный и не особо приятный способ самоубийства. Основным каналом распространения наркотика является наркоман.

Качество жизни наркомана нисколько не улучшается - слухи о неимоверном блаженстве сильно преувеличены. Наркотик-опиат проявляется в основном как факт физиологической зависимости от препарата, к тому же он подавляет половой инстинкт.

Единственное наделенное волей лицо в этой картине - героин. Героин подобен вирусу, размножающемуся в безвольном человеческом субстрате. Героин - это мечта капиталиста: товар, продающий сам себя, товар, создающий сам себе спрос. Конечно, ничего подобного не происходило бы, не будь героин криминализован. Криминализация героина есть непременное условие его распространения. В Америке ведущую роль в наркобизнесе играют теневые миллиардеры из клана бывшего президента Буша, сделавшего (сначала как директор ЦРУ, потом как вице-президент и президент) все для дальнейшей криминализации наркотика. Сверхраспространение наркотиков было бы невозможно, если бы героин продавался в аптеке. Недаром в Англии 50-х, когда героин еще не был криминализован, было всего 200 аддиктов на всю страну. За сто лет, прошедших в Европе со времен введения в практику курения опия и до его криминализации в 50-х, аддиктов были считаные единицы, - а сейчас аддикция опиатов представляет собой эпидемию, которая стоит обществу миллиарды и уносит сотни тысяч жизней ежегодно. Но эта эпидемия выгодна, более того - необходима для успешной работы капиталистического мироустройства. Понятно, что капиталисты делают все возможное для того, чтобы она продолжалась.

Наркоманы - явление вторичное по отношению к запретам. А настоящая причина запретов - необходимость создания рабочих мест и поддержания уровня занятости. Давайте посмотрим, как это вышло.

Следует начать с 1930-х, с отмены «сухого закона». За время «сухого закона» потребление спиртного на душу населения в Америке увеличилось в 5–7 раз. Образовалась своеобразная индустрия подпольного производства и перевозки алкоголя. Для борьбы с этой индустрией разрослось незадолго перед тем организованное ФБР под руководством всесильного директора и «серого кардинала» Америки, масона 33-й степени Эдгара Гувера, проведшего в директорском кресле 50 лет - вплоть до 1960-х. В 1930-х сухой закон, изуродовавший жизнь поколениям американцев и экономику всей страны, был отменен. В этот период (сразу последовавший за Великой депрессией) американская экономика превратилась в государственно регулируемую. Рузвельт, никогда не скрывавший своей симпатии к социализму, проводил откровенно социалистические реформы. Фетишем была занятость, и государство зачастую занимало людей откровенно бессмысленной работой типа выкапывания-закапывания канав. Естественно, что многотысячно раздутый штат работников ФБР никто и не думал сокращать, несмотря на то, что работы у них (по случаю отмены сухого закона) не было.

А другом Гувера, надо сказать, был Уильям Херст, газетный магнат-монополист, тотально контролировавший масс-медиа. В период Депрессии Херст вложил миллионы в бумажную индустрию и теперь пожинал плоды этих вкладов. И так вышло, что в 1933-34 гг. была разработана технология производства высококачественной бумаги из конопли. Это обесценивало херстовские заводы (конопля растет и обновляется за год-два, а обезлесивание Америки уже в то время шло полным ходом). Херст, оказавшийся под угрозой разорения, с помощью Гувера нашел выход в демонизации и тотальном запрещении конопли.

В то время марихуану пробовала доля процента населения, состоявшая к тому же из неграмотных мексиканцев. На государственные деньги были выпущены сотни пропагандистских «художественных» фильмов, наподобие Reеfer Madness, в которых ничего не подозревавшие подростки, выкурившие косяк анаши, через год все как один превращались в серийных киллеров или ово-щей-имбецилов. Газетная индустрия Херста печатала подобного же содержания статьи, и обработанное таким образом население через пару лет единогласно поддержало запрещение каннабиса. В результате этого запрета привычка к курению анаши распространилась по всей стране, и сейчас каннабис регулярно употребляет больше половины американцев. Зато сотни тысяч, если не миллионы, рук заняты пресечением наркомании в ФБР, и еще сотни тысяч (зачастую тех же самых) рук заняты импортом и продажей конопли. Рассуждая чуть более глобально: основной целью капитализма является превращение человека в нерассуждаю-щего потребителя - заражение миллионов граждан наркоманией есть не просто экономический ход, нет, это глобальная мировоззренческая стратегия. Идеальный гражданин «открытого общества», общества потребления - это наркоман.

Но самое главное достоинство наркомании, в глазах авторитетов «развитого общества», - это возможность неограниченной интервенции в дела суверенных государств. Интервенция совершается в два этапа. Первый этап - информационная война: наиболее мондиализированные масс-медиа ведут пропагандистские кампании в пользу запрещения наркотиков. Причем в большинстве стран (например, в России) эти кампании одновременно являются кампаниями по пропаганде.

Чего стоит российская «социальная реклама» против наркотиков в телевизоре и модных журналах. Чаще всего эта социальная реклама демонстрирует наркотики (кокаин, героин) или их пользователей и сопровождает демонстрацию лаконичной подписью - например, «кайф». Я не шучу. Ролик с изображением порций кокаина, разделяемых на крестообразные кучки, и огромными буквами написанного слова КАЙФ, до сих пор идущий по российскому ТВ, молодежью не может восприниматься иначе, чем пропаганда кайфа (то есть удовольствия) от наркотиков. Другой ролик российского ТВ, с подростками, нюхающими клей «Момент» под музыку «Пинк Флойд», и надписью «А где ВАШ сын сейчас?», еще показательнее. Молодежь узнает в музыке, сопровождающей рекламу, «психоделику», то есть музыку измененного сознания. Соответственно, для молодежи этот рекламный ролик служит напоминанием о психоделической субкультуре 1960-х и одновременно дает сублимационное указание нюхать клей - с целью к ней приобщиться.

Информационная кампания против наркотиков имеет не один фокус, но два. Враги нации (журналисты, «ученые», «медики») доказывают необходимость запрещения наркотиков, но для этого им приходится установить и продемонстрировать якобы непреодолимый соблазн наркомании. Основная цель информационной кампании против наркотиков - не запретить их (они и так запрещены), а внедрить в коллективное подсознание миф об их якобы непреодолимой привлекательности.

После внедрения в общество идей о непременной необходимости криминализации наркотиков вступает в действие второй этап мондиализации. В результате информационной кампании общественное подсознание воспринимает наркотики как соблазн. Это обеспечивает усиление экономической мондиализации. Мондиализация политическая обеспечивается интервенциями во имя прекращения международной торговли героином и кокаином, причем зачастую интервенция организуется теми же самыми людьми, которые (как Джордж Буш) заправляют западным наркобизнесом.

Уже сейчас торговля наркотиками превратилась в «развитых» государствах в экономическую отрасль, не менее важную, чем нефтяная. Наркобизнес - бизнес ничуть не менее важный, чем нефтяной, и тот, кто контролирует наркотики, контролирует весь мир.

Наркомания - это всемирный процесс, наркомания - это передовая колонна мондиализма. Нельзя остановить наркоманию, не вычленив государство из «мировой экономики». Отказ от наркомании будет означать отказ от капитализма. Наркомания - это один из формативных элементов «рыночной» экономики. Без наркомании не выживет глобальная финансовая система. Капитализм невозможен без наркотиков.



ВНИМАНИЕ!!! Вся информация предоставляется исключительно с образовательной целью.
Наркотики вызывают зависимость, вредят здоровью и угрожают жизни!

 © 2007-2018 Наркотики.SU
 ссылки статьи контакты реклама

Энциклопедия наркотиков
все о наркотиках и лечении наркомании

Rambler's Top100  
Free Web Hosting